06.10.2020 215 0.0 0

Олег Василенко: "В России ты тренер с определенным кругом функций и обязанностей. В Европе ты должен быть менеджером"

03 Августа 2017, 08:47,


Пока внимание российских болельщиков, наблюдающих за Лигой Европы, приковано к предсказуемым успехам «Зенита» и «Краснодара», где-то совсем под боком сенсацию творит молодой и амбициозный клуб из Литвы «Тракай». И хотя появление новых звезд на футбольной арене всегда интересно и радостно, в этот раз россиянам должно быть особенно приятно, ведь руководит дерзкими литовцами ставропольский тренер, успевший поработать со многими российскими (и не только) клубами и даже посотрудничать с Гусом Хиддинком. О судьбе российского тренера за границей, особенностях литовского менталитета и детском футболе в Европе в интервью корреспонденту портала «Евро-футбол.ру» Валерии Моисеевой рассказал Олег Петрович Василенко.

Со своим нынешним клубом «Тракай» вы уже успели наделать много шума в Европе. В чем залог такого успеха?

На мой взгляд, это связано с тем, что коллектив работал очень сплоченно: футболисты, клуб, весь персонал. Мы планомерно и все вместе проделали большой объём работы. Надо отдать должное команде, это настоящие профессионалы. Знаете, даже когда было тяжело и не получалось всё так, как нам хотелось бы, никто не паниковал, а наоборот, все терпели, делали свою работу и верили, что всё будет хорошо. Мы всегда оставались Командой. Это и дало свои плоды.

Сейчас команда в паре шагов от выхода в финальную стадию Лиги Европы. Если всё получится, не трудно будет играть на несколько турниров сразу? Хватит ресурсов, сил физических и эмоциональных?

Ресурсов хватит, потому что у нас в команде очень хорошее сочетание - сплав молодых и опытных футболистов.  У меня нет сомнений в том, что участие в двух турнирах сразу не принесет особых проблем.

Какой турнир - чемпионат или Лига Европы - будет в приоритете?

Оба турнира будут в приоритете, потому что, на самом деле, А-лига  – это тоже очень важно. Мы ведь попадаем в еврокубки благодаря национальному чемпионату. А что касается самой Лиги Европы – это большой футбольный праздник, который очень значим. Когда ты один раз окунаешься в эту атмосферу, тебе хочется всё время быть там как можно дольше.

В качестве главного тренера в Лиге Европы вы участвуете впервые. Вы вынесли для себя какие-то уроки из прошедших матчей турнира?

Да, конечно. С каждым шагом ты узнаешь что-то новое. Мы сыграли пять матчей, несмотря на то, что игры с одним соперником повторялись, из каждого поединка всегда выносишь что-то полезное. Так приобретаешь опыт и развиваешься. Причем это касается и команды, и тренера, и клуба. Уверен, что мы будем какими-то вещами пользоваться в дальнейшем. Это очень важно -взять лучшее, принять новое. Например, в последнем матче, нужно признать, наша команда могла увеличить своё преимущество в забитых мячах, но я допустил тактическую ошибку, поддался эмоциям. Это тоже опыт. Если ты понимаешь, что где-то промахнулся, нужно это признавать. Тем не менее, я рад, что мы выиграли. Ребята молодцы и мы двигаемся дальше.

Как бы вы оценили уровень чемпионата Литвы? С чем бы вы могли его сравнить?

Надо начать с того, что самая большая ошибка  многих – это недооценка чемпионата Литвы и футбола в Прибалтике вообще. Мы провели очень глубокий детальный анализ А-лиги за последние три года. Была проделана очень большая работа. Это показало, что турнир каждый год растет и развивается. В чемпионате есть интересные команды и футболисты, поэтому здесь действительно увлекательно. Собственно, Литва это сейчас и показала всем – два наших клуба («Тракай» и «Судува» - прим. ред.) достаточно высоко продвинулись в Лиге Европы.

Как думаете, есть ли игроки, которые бы заиграли в РФПЛ?

Конечно, я думал об этом, проецировал. Безусловно, такие игроки есть, и они могли бы, попав в среду РФПЛ, достаточно быстро адаптироваться. Потому что здесь вопрос заключается именно в адаптации –  ведь играть футболисты, вне всяких сомнений, могут на высоком уровне. Что они и доказали с очень сильными соперниками в ЛЕ. Например, к нам приезжали футболисты на просмотр. Я знаю, что они играли в РФПЛ, в том числе против грандов: ЦСКА, «Спартака», «Зенита», «Ахмата», «Локомотива» и так далее. Но к нам в команду они не попали, а всё потому что  легионер должен быть сильнее, чем местный кандидат. У нас, например, есть такой же игрок, ему столько же лет, а оказалось, что он на голову сильнее. Это не говорит о том, что просматриваемый футболист плохой. На его выступление могут повлиять многие факторы: неготовность, игровой ритм, тонус и так далее, но тем не менее, это бросилось ярко в глаза. Это опять же вопрос недооценки. В итоге с рядом футболистов, которые приезжали из других чемпионатов, к сожалению, мы не продолжили сотрудничество. А в чемпионате Литвы однозначно есть яркие ребята, которые могут играть в Премьер-лиге.

Как вообще в стране отношение к футболу, например, со стороны чиновников?

Мне сложно оценить объективно отношение к футболу со стороны чиновников. Я знаю, что «Жальгирис» – поддерживается государственными структурами. Наверное и остальные клубы тоже поддерживаются, от части, официальными структурами.

 «Тракай» – единственный частный клуб. В целом, я думаю, если государство примет более активное, целенаправленное участие в развитии футбола, от этого выиграют абсолютно все. Начиная от детей и их здоровья и заканчивая Национальной Командой. 

Что интересного вы увидели для себя в предложении «Тракая»?

То, что президент клуба хотел создать философию и полноценную инфраструктуру футбольного клуба «Тракай». На самом деле, это очень важно, потому что система должна быть, она в европейских командах есть везде. Благодаря этому выстраиваются многовековые традиции клубов. Но каждый по-разному к этому приходит. В Европе это гораздо раньше появилось. Например, шведский «Норрчёпинг» – 1897 года рождения. Или шотландцы –«Сент Джонстон» – 1884. Это вызывает уважение. У нас, получается, такой маленький и относительно молодой клуб, но президент не просто любит футбол, а действительно желает пойти по этому пути. Это создание клубной системы. Она может быть плохой или хорошей, но её наличие необходимо, потому что плохую ты можешь корректировать, оттачивать и так далее, а хорошую только совершенствовать - и она будет приносит плоды и результаты. Когда же деньги вливаются бессистемно и просто тратятся, то…

Наверное, так тоже можно, но, по крайней мере, у нас другой путь.  Мне это показалось интересным, потому что строить – это всегда интересно, пусть и сложно. И нужно сказать, что, пообщавшись с президентом, я понял, что это умнейший человек, с которым интересно разговаривать на любые темы. Как мне показалось, на многие вещи у нас одинаковые взгляды, и предложение построить нечто новое представлялось заманчивым.

Как прошла адаптация в команде?

Адаптация прошла нормально, я думаю, потому что со всеми как-то нашли общий язык. Плюс в команде были ребята, которых я знал до этого по «Динамо» Минск. Так что всё прошло хорошо.

На каком языке разговариваете с футболистами?

На русском.

Получается, с вами работает переводчик?

Нет, ребята говорят на русском, литовском и английском. Поэтому если мне нужно что-то единично сказать, я могу обратиться к футболисту. Если же мне необходимо донести особенно серьезные вещи, то я прошу кого-то из ребят помочь мне с переводом. Например, Дейвидас Чеснаускис – опытный футболист, он мне помогает. И, собственно, тогда он для англоязычных доносит какие-то тонкости, которые связаны с игрой.

В клубе устраивают какие-то командные мероприятия вне футбола для сплочения коллектива?

Мы делали подобные вещи, например, сходили командой в боулинг или все вместе посетили  ресторан. Путешествовали на корабле, такая морская прогулка.

Как вообще выстраиваете отношения с футболистами? Насколько сильно разделяете личное и профессиональное?

Я имею четкое понимание личных и профессиональных отношений. Каждый клуб, где ты работаешь, каждое общение с футболистами приносит что-то новое, информацию, над которой ты задумываешься и которую анализируешь, она помогает тебе двигаться дальше. Вот здесь тоже, безусловно, я получил колоссальный опыт, который стал для меня своего рода Рубиконом, который нужно было перешагнуть в понимании общения и взаимодействия. Футбольная команда – это очень тонкая субстанция, все люди разного возраста, разной жизненной позиции, разного характера, и их всех нужно объединить одной целью. Безусловно, ты должен чувствовать этот коллектив. Что касается моих позиций, мне кажется, нужно понимать, что ты работаешь с личностями.

Поэтому я всех игроков уважаю и чётко понимаю, что вот здесь, на футбольном поле, во время тренировочного процесса ты футболист. Как только заканчивается тренировка, я понимаю, что все мы  – люди. И я всем говорю, что очень важно вне футбольного поля всегда это учитывать. Самое важное – помнить, что перед тобой человек, у которого профессия – футболист. И своё дело он должен выполнять качественно. Дело не должно страдать, потому что футбол - коллектив, который  всегда желает побеждать. Не важно, сколько лет игроку. Опытный, зрелый или молодой и без опыта, но он всегда должен быть лидером на поле. Постоянно доказывать свой уровень и тем самым развивать уровень команды. Самое ужасное, когда несоответствие проявляется в игре. Тогда страдает команда и сам футболист. А это недопустимо. 

Вы знаете, я очень много почерпнул для себя, когда работал с Хиддинком (в «Анжи» - прим. ред.), мне понравилась его философия. Она завязана именно на уважении и профессионализме. Ты понимаешь, что можешь и должен требовать какие-то вещи, потому что это спорт, все вы хотим выигрывать, все хотим становиться сильнее. Но в то же время всё должно происходить через понимание. Если ты будешь стоять и орать благим матом, то, во-первых, на стадионе это никто не услышит, футболисты во время игры не слышат сто процентов - доказанный факт. А во-вторых, от этого будет только отторжение. Необходимо уметь правильно донести, и, конечно, важно, чтобы футболист умел услышать, это говорит о его интеллекте. Очень важно, чтобы футболист понимал, для чего он это делает. Вот тогда у него появится зона комфорта, уверенность, и выполнять свои обязанности он будет с совсем другой эффективностью. 

Есть ли какие-то различия между российскими и литовскими футболистами?

Безусловно, ментальность отличается. Здесь ребята спокойные и собранные, нет какого-то лишнего пафоса или расхлябанности. Это здесь не пройдет и не примется никогда. Тут очень ценят в первую очередь то, какой ты футболист. Не надо рассказывать об этом или показывать это прическами, вещами и так далее. Основной принцип заключается в том, чтобы показать это на поле. И тогда команда тебя примет. Еще очень важно то, что литовские игроки знают и понимают, чего хотят в жизни и уверенно к этому идут. Во всяком случае, я могу говорить за футболистов нашей команды. Это люди, у которых есть характер, есть очень твердая жизненная позиция. То есть я просто убежден в том, что если кто-то из наших игроков окажется, например, в РФПЛ и получит безумные контракты по сравнению с Литвой, то он не изменится, а просто будет работать так же или даже еще сильнее.

Легко ли вам дался переезд в Литву? Были какие-то бытовые трудности?

Никаких бытовых трудностей не было благодаря клубу и его работникам, потому что атмосфера, надо сказать, здесь очень дружелюбная. Все относятся друг к другу с большим вниманием. Что касается адаптации непосредственно в стране, то, знаете, я был во многих местах, поэтому для меня вообще нет проблемы привыкать к чему-то новому. Так что всё было просто. Мы с семьей жили и в Европе, в Швеции, и в Корее, где, наверное, было чуть сложнее адаптироваться, это заняло просто больше времени, а здесь нет никаких проблем.

Ваша семья переехала вместе с вами?

Да, моя семья вместе со мной.

Ваша жена – тоже человек из мира спорта (Анна Глазкова – серебряный призер Олимпийских игр по художественной гимнастике). Это помогает лучше понимать друг друга?

Безусловно. Я очень благодарен своей жене, это совершенно удивительный человек. Я счастлив, что она есть в моей жизни. Анна понимает мою работу, мою занятость. Часто советуюсь с ней в различных ситуациях и прислушиваюсь к её словам. Я горжусь тем, чего она добилась. Для меня её поддержка очень важна.

Не возникает трудностей из-за того, что обоим постоянно приходится переезжать?

Знаете, проблем в этом нет. До этого мы были в Швеции, а я работал в «Анжи». И потом уже, когда Аня переехала ко мне в Екатеринбург, мы были вместе. Приняли решение, что надо чаще проводить время друг с другом. Понятно, что рано или поздно ты задумываешься о том, что нужно осесть где-то, чтобы было комфортно. Но мы оба были спортсменами, объездили много и спокойно относимся к тому, что дом может находиться в одном месте, а работать ты будешь в другой стране.

Вы уже упомянули, что вам пришлось жить в разных странах: Швеция, Корея, вот теперь Литва. Можете назвать  какое-то место, которое запало в душу особенно? Может, любимый город?

Везде всегда много прекрасных городов. Нам очень понравилось жить в Швеции, потому что это удивительная страна во всех отношениях. Там  царит культ человека, семьи, ребенка, это было и есть очень хорошо. Когда ты находишься в Швеции, присутствует чувство абсолютной свободы и безопасности. Ты идешь и понимаешь, что всё легко, просто всё легко внутри. Все улыбаются, все счастливы. Это понравилось. Из любимых городов, в которых мы жили, можно назвать разные, но я бы начал с города, в котором я родился, Ставрополя. Это моя родина, там мои родители, друзья,  меня очень много связывает с ним, безусловно. Еще мне нравится Минск. Он тоже очень масштабен, фундаментален, чист. Вокруг позитивные люди. Есть чувство безопасности. Когда выходишь на улицу, не давит напряжение. С точки зрения культуры и архитектуры, пожалуй, Париж и Прага были очень хороши. Германия – тоже, там всё достаточно комфортно.

А где больше всего нравился футбол? Где самый зрелищный?

Самый зрелищный футбол, я думаю, в Англии и, пожалуй, Германии. Испания еще. Это как-то по-особенному, это драйв. Когда приходишь на стадион, понимаешь, что это нечто. Сам поход на стадион – это уже какой-то особый антураж. А когда начинаешь профессионально смотреть футбол, получаешь наслаждение.

Где лучшая инфраструктура?

Скажу так: я не во всех этих странах работал, у меня был период, когда стало интересно заняться саморазвитием и изучением всех этих структур. Опять же благодарен жене, которая сказала: «Да, конечно, тебе интересно, тебе это нужно, поезжай». Так что мне удалось побывать в Германии, Голландии, Португалии, Англии и, конечно, Швеции. Это очень интересно, потому что ты узнаешь, как там всё работает: клуб, система - как это всё выстроено, узнаешь о детских академиях, втором, третьем составе. Понимаешь, как проводится тренировочный процесс, работа с болельщиками, что делается для команды, как всё рассчитывается, как ведется селекционная работа, как они отслеживают футболистов. Ты перенимаешь этот опыт.

Когда ты живешь и работаешь в России, то понимаешь, что ты тренер с определенным кругом функций и обязанностей. В Европе это по-другому. Тут ты должен быть менеджером, а менеджер охватывает гораздо больше. И ты впитываешь в себя это. Почему один из величайших менеджеров мира – Алекс Фергюсон? Потому что они выстроили сильнейшую систему, которая начала давать свои плоды. Именно сэр Алекс Фергюсон является ключевым олицетворением менеджемента в спорте, потому что он не только тренер. Я рад, что мне повезло это увидеть, понять и научиться этому. Сейчас  я развиваюсь и хочу это усовершенствовать

Вы можете сравнить эти системы с футбольной инфраструктурой в России?

В России в каждом клубе всё-таки своя инфраструктура, и её необходимо понимать и видеть изнутри. Это не то, о чем можно прочитать в газете. Из того, о чем я знаю и в чем принимал участие, это «Краснодар». На мой взгляд, то, что там выстроено – это одно из по-настоящему футбольных творений. Начиная от академии и заканчивая основной командой.  И всё, что делается в плане этого развития. Это, конечно, удивительный пример. Краснодар – это уникально, по-европейски и в ногу со временем.

Вы начинали свою карьеру с работы с детьми в ДЮСШ Ставрополя. Не у всех тренеров, работающих на уровне Лиги Европы, есть подобный опыт. Какие впечатления остались у вас от того периода?

У меня остались теплые впечатление от того времени, потому что это бесценный опыт. Была работа сначала с детьми, потом со старшим возрастом, потом с интернатом, а это всё-таки переходная фаза для ребят, потом дубль, то есть всё шло поступательно и последовательно. Я очень много из этого почерпнул, потому что ты начинаешь по-другому понимать футболистов. Ты видишь, в чем потенциал того или иного игрока, где сильные стороны, а что не так, где пробел, как это улучшить. Это, безусловно, помогло и помогает мне сейчас. Это был очень важный этап.

Можете представить, что однажды вернетесь в детский футбол?

Сложно сказать, понимаете, детский футбол был в начале 90х. Сейчас я касаюсь его, разве что приезжая в отпуск и встречаясь с друзьями, которые работают с детьми. Естественно, прихожу к ним на тренировку, мы что-то обсуждаем. Но основной интерес все же в другом в первую очередь. Я вижу необъятный пласт того, что еще не узнал и не увидел,  и хочется двигаться дальше и познавать новое. Хотя работать всегда везде интересно. Я не исключаю таких моментов,  не говорю «нет, никогда, категорически». Потому что всегда должны быть какие-то новые импульсы. Взять, например, моего близкого друга Андрея Гордеева, который тренировал команды Премьер-Лиги. Сейчас он работает с юношеской сборной. Для него это нечто новое и интересное. Вот видите как, пути Господни неисповедимы на самом деле.

А как вы оцениваете систему детско-юношеских школ в России? Какие преимущества и недостатки вы бы отметили в сравнении с другими странами? Есть ли что-то, чего нам не хватает?

Вы знаете, не хватает того, что мы всё понимаем, но почему-то не делаем. Потому что, когда обсуждаешь эти вопросы со специалистами, директорами школ, становится ясно, что у нас есть понимание проблемы. Да, нам нужно индивидуально растить футболистов. Но потом это всё забывается, потому что во главу угла ставят победу в кубке, первенстве Москвы, первенстве не знаю там чего. Почему ты не выиграл? У меня есть ученики, ребята, которые были у меня в командах, а сейчас тренируют детей, мы поддерживаем с ними контакт, обсуждаем какие-то такие наболевшие вопросы. И они рассказывают, что, например, поехали на турнир, сыграли, в общем, хорошо, а потом возвращаются и слышат: «А почему ты не выиграл?», «Почему команда пропустила 4 мяча?» и так далее.

Я считаю, что мы должны быть последовательны. Если хотим улучшить в целом российский футбол, необходимо начинать с самого низа и создавать систему подготовки. Потому что нужно сказать, что во всех европейских странах это было принято на национальном уровне, это один из факторов, почему футбол является номер один в мире. Всё идет планомерно, по той периодизации, которую изучили российские специалисты, ученые в области спорта, и о которой они написали множество книг. Это работа над техникой и  индивидуальным мастерством. То есть в начале это отбор, а потом тренировка индивидуального мастерства. А у нас на начальной стадии делается слишком большой набор. По ряду причин. Потому что мало платят тренеру, потому что нет достаточного финансирования для детских школ, нет возможности съездить на соревнования, купить форму, родители покупают мячи и так далее. И из-за этого получается так, что в группу стараются набрать побольше людей. Это уже изначально неправильно.

В Европе всё немножко по-другому. Во-первых, идет отбор. На первой стадии берут всех желающих, но скоро наступает вторая стадия - примерно через три – шесть месяцев, когда становится понятно, что некоторые ребята – из другого вида спорта. Тогда им говорят, что лучше попробовать себя в другой области. Дальше работает сложное сито отбора, потом начинается сама подготовка, где занимаются первостепенными вещами: элементарная техника, её отшлифовка, потом накладывается скорость, затем включаются тактические аспекты, которые отрабатываются в группах по 4-5 человек. То есть парень, который работал над своим индивидуальным мастерством, получает возможность дальше совершенствовать его в игровых эпизодах. И только потом уже, в возрасте 14-15 лет, ребята начинают участвовать в поединках 11 на 11 и работают над выносливостью.

Это и есть периодизация тренировки, когда всё идет последовательно. К сожалению, у нас я сталкивался с тем, что детская команда на соревнованиях вытягивает игру только за счет физических данных, а техники у неё не хватает. Тренер кричит маленькому мальчику: «куда ты бежишь, куда ты даешь». Сразу возникает невольный вопрос: «слушай, а ты ему объяснил, куда и как бежать?». Или я наблюдал одну картину, когда приехала на соревнования команда, и маленькие ребята начали прыгать по ступенькам на стадионе, тренер решил их нагрузить. И ты думаешь: «А для чего всё это? Зачем? Чтобы выиграть?». На следующий день я специально пошел посмотреть, как они будут играть. Конечно, они были измотаны, истощены и проиграли. И, естественно, тренер начал сразу отчитывать их. Здесь этого нет.

Например, в Англии не считают очки. В Голландии и Германии есть чемпионаты городов, страны, но не считаются очки. Да, бывает, ты проиграл, но все говорят: «Ничего, в следующий раз мы выиграем». Это правильный ментальный подход. А когда ты ставишь во главу угла кубки, забывается главное. У нас проблема в том, что детские тренеры начинают играть в тренеров профессиональных. Начинаются предсезонки, штанги и так далее. Вместо того, чтобы заниматься делом и оттачивать индивидуальную технику. Вот в чем существенное различие.

Вы наверняка следите за российским чемпионатом и играми сборной. Можете отметить кого-то из молодых футболистов? Есть ли у кого-то из них шанс вырасти до уровня крепкого игрока лучших европейских клубов?

Знаете, мне нравится Зобнин из «Спартака», Головин из ЦСКА. На мой взгляд, очень яркие футболисты. В целом, нужно сказать, что я с большим уважением отношусь к нашей национальной сборной, к работе Станислава Саламовича и всех ребят в целом. Потому что многих в команде я знаю и понимаю, что они молодцы, стараются, нет никакого безразличия. Они выкладываются даже не на сто процентов, а больше, чем могут. Это очень важно, именно с таким подходом всё перемелется и всё получится. Никогда не понимал людей, которые огульно где-то на трибунах или через социальные сети начинают говорить о том, что всё отвратительно, тот плохой, этот плохой, собирают петицию о роспуске сборной. Не надо смешить цивилизованный мир. У нас есть сборная страны, уверен, что будут еще появляться яркие молодые футболисты.

Есть и опытные игроки, которые могут передать свой опыт. Это очень важно. Мы должны быть с нашей командой всегда, вне зависимости от того, получается у неё задуманное или нет. А то у нас такая ситуация, что когда сборная выигрывает, то все говорят «ура», как только проигрывает, льётся грязь. Это не совсем правильно. Я вам приведу пример. Я был на стадионе в Стокгольме, когда шведы играли против Австрии. Хозяева уступили 0:4. Ни один зритель не покинул трибуны до финального свистка. Все просто поаплодировали и сказали «Ничего, так бывает, надо двигаться дальше». Вот и всё.

Сейчас внимание многих россиян приковано к фигуре Леонида Слуцкого в «Халл Сити». Как думаете, у него получится? Как вы считаете, исходя из собственного опыта, какие проблемы могут возникнуть у русского тренера при работе с зарубежным клубом?

Вообще нужно сказать, что с большим уважением отношусь к Леониду Викторовичу, к его работе и тому, что он сейчас делает в Англии. Я убежден, что у него получится, это новый вызов и новый опыт, который ему очень сильно поможет в дальнейшем. Это умнейший человек и сильный тренер, что он всем давно уже доказал. Нужно четко понимать, что тот факт, что Леонид Викторович работает в Англии, - колоссальное достижение, потому что никто до такого не добирался. Российские тренеры очень редко работали за границей. У нас есть опыт Бышовца, пример Непомнящего, очень успешный и яркий. Александр Федорович Тарханов в Болгарии работал. Но обычно это очень сложно, потому что Германия, Голландия, Испания, Англия – они все наточены на своих специалистов, растят своих профессионалов, посвящают им много времени. Поэтому тот факт, что Леонид Викторович Слуцкий стал менеджером в английской лиге – это огромное достижение его лично и признание того, что он - тренер с большой буквы. Значит, у него есть европейский менталитет, который позволяет ему безболезненно влиться в ту среду, в которой он работает.

Если говорить в целом, то любому тренеру, который уезжает за границу или тому, кто работает в России, но сам – выходец из другой страны, очень важно помнить о ментальности. Нужно понимать, принимать и уважать традиции и взгляды в том месте, куда ты приехал. Нигде не получится прийти и всё перевернуть. Такого не может быть просто с точки зрения природы, это невозможно, потому что это система ценностей, которая формировалась столетиями. Это нужно принять, понять и уже тогда начинать в эту систему вливаться и работать. Если ты приходишь куда-то с недооценкой или же с переоценкой каких-либо моментов, то тогда просто ничего не получится.

При прочих равных есть смысл российскому тренеру ехать работать в европейский клуб? Чем полезен такой опыт?

Это будет колоссальный опыт. Это абсолютно другая среда, потому что мы, российские тренеры, всегда варились в собственной стране. И если ты готов к развитию и совершенствованию, то, попав в новое место, ты почерпнешь для себя очень многое. Ты узнаешь массу нового в плане подготовки команды, в плане управления ею, организации работы клуба вообще. Ты растёшь, узнаешь что-то новое. Мы с вами знаем, что человек всегда растет, когда познает что-то новое. И так везде и всегда.

Хотели бы однажды вернуться работать в Россию? Или европейские клубы предпочтительнее?

Я хочу работать везде. Потому что абсолютно везде интересно работать. Жизнь, она одна и хочется максимально всё узнать, постичь и принести пользу. Это самое главное, наверное.


 


Читайте также:
Комментарии
avatar