16.06.2019 110 5.0 0

Виновные наказаны, но их вина не установлена. Разбираемся в деле «Чайка» — «Черноморец» — «Урожай»

Евгений Дзичковский

Виновные наказаны, но их вина не установлена. Разбираемся в деле «Чайка» — «Черноморец» — «Урожай»

Статуя Фемиды / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

В РФС отчитались о пойманном договорняке, однако прямых доказательств нет. И неизвестно, будут ли.

Краткое изложение событий.

  • 13 мая в зоне «Юг» ПФЛ был сыгран матч «Чайка» — «Черноморец» (3:1). Победив, хозяева фактически обеспечили себе выход в ФНЛ.
  • Генеральный директор «Урожая» Дмитрий Градиленко намекнул в соцсетях на признаки договорной игры. До этого матча его команда конкурировала с «Чайкой» за победу в зоне.
  • 15 мая глава РФС Александр Дюков сообщил об имеющихся основаниях полагать, что матч не носил спортивного характера. Дело было передано в МВД.
  • 7 июня глава КДК РФС Артур Григорянц, сославшись на экспертное мнение технического комитета РФС, а также объяснения футболистов, судей и инспекторов, признал «сомнения в честности спортивной борьбы».
  • По итогам заседания КДК за попытку незаконного влияния на результат были на год отстранены от футбола Градиленко и главный тренер «Черноморца» Хазрет Дышеков. По три года дисквалификации получили футболисты гостей ПуляевРезников и Юдин. Им вменялась сдача игры «Чайке», выразившаяся в далеких от честного соперничества действиях на поле.

Для тех, кто пропустил это пиршество, продолжаем углубляться в тему. С наскоку ее осилит не каждый.

 

Во-первых, сложно сказать, что стало катализатором проверки матча на неспортивность. Только ли заявление Градиленко в инстаграме? На первый взгляд, оно было почти невинным. Хотя и недвусмысленным.

«ФК «Чайка» — ФК «Черноморец». Гости, которые не пропустили в последних 4 матча ни одного мяча, неожиданно разучились играть строго в обороне. Посмотрите и оставьте комментарий». 

Вот и все слова. Из проигравших такие сыплются в каждом туре. Тем более в соцсетях. Почему стали проверять именно этот матч?

Да, игра была ключевой за победу в зоне. И все же требовались, на мой взгляд, обращение или звонок, чтобы до матча второй лиги снизошел лично президент РФС. Про официальные жалобы слышно не было. Значит, имел место звонок. Кто звонил? Кому?

Впрочем, Александр Дюков вполне мог отреагировать на доклад руководителя ПФЛ Андрея Соколова. Лиги же у нас следят за честной борьбой во всех пяти зонах, правильно? Вот, увидели и попросили принять меры. Ибо доколе?

 

Во-вторых, КДК наказал фигурантов за взаимоисключающие грехи. Директор и тренер получили отстранение за то, что один якобы предложил другому 500 тысяч, чтобы «Черноморец» пожарче упирался против «Чайки», а тот согласился и даже довел эту информацию команде в раздевалке. Одновременно трое из «Черноморца» получили по «трешечке» за отказ от спортивной борьбы, а это совсем не то, чего просил Градиленко.

Рассмотреть ситуацию в лоб: один подкупал-подкупал, да не подкупил, а другие все-таки от кого-то взяли. Но от кого и сколько?

Как раз на эти вопросы ответа у следствия не нашлось. Пока. Однако виновные уже вычислены и наказаны. Что странно. Перечитайте формулировку: «Сомнения в честности спортивной борьбы». Насколько правильно дисквалифицировать за сомнения?

Чем объясняется такая поспешность, понять можно. Если решимость обозначило первое лицо в российском футболе, ждать не надо — надо действовать. Но и про доказательную базу не стоит забывать. Иначе, как показывают свежие события в российском обществе, решение подгоняется под ответ, газеты выходят с одинаковыми первыми полосами, начинаются протесты, отставки, дела о подбросе и вообще жуткий стыд, далекий от правосудия.

Иван Голунов / Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков

Вернемся, однако, к Градиленко с Дышековым. Первое, что приходит в голову: директор «Урожая» не знал, что стимулирование одной из команд на усиление спортивной борьбы тоже классифицируется статьей 118 дисциплинарного регламента РФС как «оказание прямого или косвенного воздействия на игроков, официальных лиц, официальных лиц клуба и матча с целью влияния на результат матча» и «наказывается запретом на осуществление любой связанной с футболом деятельности на срок от 1 (одного) года до 5 (пяти) лет и штрафом в соответствии с пунктом 41 Приложения № 1 к настоящему Регламенту».

Вот и спортивный директор «Черноморца» Владимир Бут подтвердил в интервью «СЭ»: премию «Урожай» предлагал, но это вроде бы не запрещено. Ан нет. Запрещено. Влияние рублем на результат в любом случае влияние, хотя за такое в России еще ни разу не наказывали. Кроме того, повисают вопросы, из какой кубышки взяты деньги на стимулирование, как проведены по бухгалтерии, уплачены ли с них налоги. Мутная ситуация.

Не оспаривая, однако, сам запрет, зададимся вопросом: «Какие ваши доказательства?»

Из улик, насколько я понимаю, в наличии признания Дышекова и Бута. При этом Дышеков и Градиленко прошли полиграф. По словам Артура Григорянца, которому я позвонил, детектор лжи подтвердил правдивость тренера и не подтвердил правдивость директора в вопросе, касающемся конкретной денежной суммы.

Сам Градиленко утверждает обратное.

— Складывается ощущение: вы не знали о том, что стимулирование победного настроя одной из команд — нарушение регламента. Потому история о 500 тысячах рублей и вышла в публичную сферу.

— Что значит — вышла? Тренер «Черноморца» сказал, что я предложил ему деньги. Но доказательств нет.

— А полиграф?

— На КДК прозвучало: проходя исследование на полиграфе, Градиленко и Дышеков вели себя нервозно. Это что, доказательство? Смешно.

— По моей информации, полиграф не поверил вам, когда вы отвечали на вопрос о 500 тысячах рублей.

— Было по-другому. Пришел человек с прибором. Сначала мы с ним просто пообщались, потом мне сказали вымыть руки, надели датчики. Предупредили, чтобы не двигался. Был ли я взволнован? Разумеется, все-таки впервые проходил такую проверку. Мне сказали отвечать быстро, конкретно, односложно, «да» или «нет». Нельзя было делать ни одного лишнего движения и вдоха, как сел, замороженный, так и сиди. Это я и пытался делать. Говорить о том, что я засыпался на вопросе о 500 тысячах, некорректно и неправильно. В конце меня спросили: «Вам интересно, какие ответы полиграф счел неправдой?» — «Совершенно неинтересно». — «Почему?» — «Потому что я отвечал правдиво». Все заняло около двух с половиной часов.

— Вопрос про стимулирование звучал в прямой формулировке?

— Естественно.

— С указанием суммы?

— Конечно. Вопросы следовали примерно такие: «Сегодня вторник?» — «Да». — «Свет в комнате горит?» — «Да». — «Вы давали деньги представителям «Черноморца»?» — «Нет». — «Сегодня среда?» — «Нет». — «Сегодня вторник?» — «Да». — «Вы давали деньги?» — «Нет».

— Почему от полиграфа отказались три игрока «Черноморца», позже дисквалифицированных?

— Не знаю. Я согласился, потом стал изучать тему, понял, что любой человек вправе как пройти проверку, так и отказаться. Они решили не проходить. Наверняка понимали, что это будет воспринято, как их вина. Но доказательства-то какие? Никаких. А футболистов, между прочим, уже дисквалифицировали. И меня тоже. Согласен, играли они не лучшим образом. Но для лишения права на профессию этого мало, разве нет?

— Ни на полиграфе, ни на заседании КДК не было вашего признания в стимулировании «Черноморца», правильно?

— Наоборот. Я признался во всем, что было. А того, что мне инкриминируют, не было, и в этом я не признавался.

— Спрашиваю конкретно про 500 тысяч.

— Поскольку денег не предлагал, отсутствовало и признание. Действительно знаком с Дышековым. Звонил ему до игры и просто просил помочь. Что он услышал и как понял — другой вопрос.

— То есть не было ни предложения суммы, ни самой суммы?

— Не было.

— Почему «Урожай» не получил лицензию для участия в ФНЛ?

— Не выполнили некоторые финансовые критерии. Интересно другое. Зачем была перенесена игра «Чайка» — «Черноморец»? Кто инициатор? Вопрос. Эта встреча состоялась 13 мая. Остальные матчи тура — 11 мая. Мы играли в Пятигорске, и представители «Чайки» были на том матче. Если бы «Урожай» не выиграл у «Машука», матч с Новороссийском для «Чайки» терял значение. Но мы выиграли, пусть и с трудом. И тогда стало ясно: игра с «Черноморцем» — ключевая в зоне.

— Возвращаясь к предыдущему вопросу. Теоретически «Урожай» мог пройти лицензирование через апелляцию, и если «Чайку» вдруг дисквалифицируют — выйти в ФНЛ. Но краснодарский клуб, сломавший столько копий, сидит без лицензии. Почему?

— Ну, а чего лезть? Мы проиграли. Не вышли по спортивному принципу. Да, стремились, но не получилось.

***

Видит бог, автор всеми фибрами против договорняков. Но и против понятийности в праве тоже, причем даже сильнее. Допустим, детектор лжи действительно не поверил ответу Градиленко о деньгах. Однако живые полмиллиона никто из вовлеченных персонажей в руках не держал. Записи переговоров не существует. Один утверждает, что конкретное предложение было, другой — что всего лишь просил человека, которого давно знает, безвозмездно помочь.

На основании чего КДК постановил, что оба виноваты? Полиграф — годная тема, но в вопросе его использования как доказательства в суде есть большие разночтения. В одних случаях это принимается к рассмотрению, в других, и гораздо чаще, полиграф используется только в увязке с вещественными уликами. А тут мало того, что денег не было и обещание их дать не доказано, так еще и результат матча противоречит намерениям Градиленко взбодрить «Черноморец».

Более того, и Дышеков, и Градиленко добровольно согласились пройти проверку на полиграфе. Это: а) подтверждает версию о том, что на момент начала расследования оба не видели криминала в стимулировании борьбы; б) делает их действия нелогичными, ведь попасть на детектор лжи и все равно получить годовую дисквалификацию — та еще комбинация.

Фото: © ФК «Черноморец»

С процессуальной точки зрения, ситуация намного ближе к недостатку улик, нежели к доказанному факту влияния. Я звонил Дышекову. Он увольняется из «Черноморца». На вопросы отвечал односложно. Сказал, что обязан проконсультироваться с руководством клуба, из которого увольняется, и уже потом давать комментарии. Что немного странно. Посмеялся в ответ на вопрос, перекупала ли игру «Чайка». Утвердительно или отрицательно — пойди разбери. На том и закончили.

Позицию Градиленко я уже озвучил. Получается, у КДК было одно мнение против другого плюс полиграф. Этого точно достаточно, чтобы на год оставить двоих без работы? Ради чего было торопиться с дисквалификацией? Почему не передать и этот эпизод в МВД для проведения следственных мероприятий и сбора улик или признаний?

Свое предположение я уже высказал: не зная о запрете данного вида стимулирования, люди могли нарушить регламент. Но воспримет ли какая-нибудь Лозанна, не говоря уж про гражданский суд, всего лишь предположение в качестве железного основания для дисквалификации? Сильно сомневаюсь.

Пресненский суд Москвы, допустим, не признал бывшего полковника Захарченко, на котором клейма негде ставить, виновным в крышевании ресторана (не нашел саму взятку в 800 тысяч долларов). Его даже не осудили за найденные в квартире 9 миллиардов — следствие так и и не выяснило их происхождение. Но остальных грешков хватило — впереди долгие годы в российской тюрьме.

 

 

Переходим ко второму отделению концерта — тут вообще разгуляй.

Едва ли не главным доказательством сдачи матча тремя игроками «Черноморца» стала аудиозапись четвертого — 24-летнего защитника Сергея Обивалина. Сейчас он находится на просмотре в «Армавире».

Фрагмент этой аудиозаписи (почему не вся?) сразу после вердикта КДК оказался в распоряжении «СЭ». Вот что расшифровали коллеги:

«Тут такой цирк. После игры мы начали все *** (выпендриваться), *** (что) вы сдаете, это, всех разняли. А потом пацаны начали общаться и говорят: *** (блин), че вы начинаете заводиться, мы бы все попилили, мы просто не хотели всем говорить, чтобы не было так палевно, а то вы бы улыбались после игры и нас бы спалили. Вот такой *** (ерундой) начали заниматься. Типа и тренер такой… Тоже был бы тренер нормальный… У нас один чудак подбежал во время игры к тренеру: *** (блин), меняй этого защита, ты не видишь, что ли? А этот такой: не-не, все нормально. Мы вот думаем, просто знаешь, и тренер в деле. Защит и вратарь скорее всего. Кто-то палится, кто-то нет. Два защита откровенно сказали: все спокойно, мы вам всем переведем, все нормально будет, не переживайте».

Дальше — вопросы.

1. Кто и с кем говорил?

Артур Григорянц сообщил, что это не телефонный разговор, а голосовое сообщение Обивалина в мессенджере. Адресат — некий Ваня. Был ли этот Ваня вызван на КДК? Может ли он что-то добавить по существу вопроса? О чем шла речь в неопубликованной части сообщения?

2. Как аудиозапись оказалась в руках следствия?

Это куда более важный вопрос, напрямую влияющий на достоверность. Григорянц сказал мне, что источник аудиозаписи ему не известен, он получил ее напрямую из рабочей комиссии РФС по расследованию инцидента. Один из членов этой комиссии, пожелавший остаться неизвестным, заявил, что не вправе сообщить, как аудиозапись оказалась в РФС. Возможно, это будет сделано позже, после расследования МВД.

Наконец, футболист Обивалин, которому я дозвонился, сказал то же, что и Григорянц: он не знает, как запись утекла в руки следствия. И это забавно.

Сергей Обивалин / Фото: © ФК «Черноморец»

У вас есть телефон. Что-то личное из этого телефона становится публичным, и вы не знаете как. Вам интересно? Наверняка. А уж как нам интересно, словами не передать. Но ответа нет. Кроме того, насколько законно извлечение на свет личного аудио без ведома правообладателя?

Представьте ситуацию: никто игру не сдавал, но Обивалин наговорил монолог, скинул его в сеть, и завертелось. Чушь? Скорей всего. Однако теоретическая вероятность постановки существует до тех пор, пока не доказано обратное. А три человека уже дисквалифицированы. Одному 29 лет, второму 31, третьему 33. Прибавьте к этим возрастам три года — получите пожизненное отстранение: после такого простоя на четвертом десятке в футбол не возвращаются.

Когда-нибудь внуки спросят у них: «Дедушка, почему ты закончил играть в футбол?» — «Понимаешь, внучок, меня выгнали за то, что я предал одноклубников и продался за деньги». — «Ты правда это сделал?» — «Нет, но они так сказали».

Тщательней надо бы с доказательствами в подобных случаях. Это живые люди, карьеры, судьбы. Их легко сломать невесть откуда взявшейся аудиозаписью, но тогда и объяснить надо по-человечески, что вообще происходит. Мы не можем знать обо всех деталях, на основании которых выносился приговор. Тем более засекреченных. Но мы можем судить о том, как это выглядит. И приходим к выводу: как-то неубедительно. У Обивалина отжали телефон? Его аккаунт взломали хакеры?

Есть, впрочем, любопытное совпадение. В свое время Обивалин выступал за «Спортакадемклуб», президентом которого является Андрей Лексаков — технический директор РФС и член той самой комиссии техкома, что выдала заключение о договорном характере матча «Чайка» — «Черноморец». (По данным «СЭ», туда входили также Никита СимонянМихаил Гершкович, Александр Мирзоян, Андрей Власов и Александр Старцев.) Нашлись люди, считающие Лексакова карьерным куратором Обивалина. Оставлю это на их совести. Замечу лишь, что защитник действительно провел в «Спортакадемклубе» вторую часть сезона-2016 и подтвердил мне это по телефону. На то же указывает сайт Московской федерации футбола.

Фото: © Сайт МФФ

Любопытно, что этой информации нет ни в «Википедии», ни на transremarkt.de, где Обивалин в указанный период числится как «не имеющий клуба».

Фото: © Википедия, transfermarkt.de

Ясно, что чиновнику и игроку не запрещено сначала быть одноклубниками, а затем участвовать в разбирательстве одного и того же дела. Но если речь идет действительно о кураторстве, наверное, можно усмотреть как минимум конфликт интересов и канал поступления аудиозаписи в техком. Кто-нибудь разбирался с этой ситуацией? Подтверждал? Опровергал? Дай бог долгой карьеры и Обивалину, и уважаемому Андрею Лексакову, — ничего личного. Однако для дела такие подробности могут иметь значение.

Как и тот факт, что именно Обивалин совершил самую нелепую ошибку в матче, позволив «Чайке» забить победный мяч. И именно Обивалина при этом техком ни в чем не заподозрил. Более того, его вообще не было на заседании КДК.

Посмотрите видеообзор матча «Чайка» — ««Черноморец». Большинство эпизодов не назовешь жуткими ляпами. Да этого в договорняках и не требуется. Бывший хавбек Дмитрий Мичков в недавнем интервью «Матч ТВ» так описал механику процесса: «Не надо изображать петрушку и бить мимо мяча. Я просто не побегу, куда надо, и никто в жизни не узнает, специально это было сделано или нет. С детства играю в футбол, уж как-нибудь справлюсь».

В техкоме заседают серьезные футбольные люди. Конечно, им виднее, кто куда не побежал. Еще лучше знать для этого тренерскую установку, но у спецов и без того глаз наметанный. Тем удивительнее, что у техкома не вызвали вопросов действия Обивалина в случае с победным голом «Чайки». Посмотрите эпизод на отметке 3'50'' этого ролика. Прямая скидка 24 номера «синих» головой сопернику. В своей штрафной. У того полно времени еще раз обыграть тот же 24 номер, а это Обивалин, и забить.

Топорнее ляпа в матче не было. А еще Обивалин привез пенальти (на видео — 3'20''), «Чайкой», правда, не реализованный. Но наказан не был. Почему? Потому что ему принадлежит аудиозапись, обвиняющая партнеров? Тогда это зачетный способ снять с себя подозрения.

Нельзя исключать, что Обивалина вывели из-под удара за сотрудничество со следствием. И теперь по программе защиты свидетелей отправят играть в «Армавир». Но и на такое при вынесении приговора неплохо бы намекнуть. Иначе выглядит все, повторяю, неубедительно. Футболист играет не лучше наказанных, а дисквалификации избегает. С чего вдруг?

Будет лукавством не упомянуть: Обивалин, по словам Артура Григорянца, прошел полиграф, который подтвердил его честность. То есть другие игру сдавали — он нет. В деле также имеются результаты полиграфа второго игрока «Черноморца» и письменные показания третьего. В них все сходится.

При этом Пуляев, Резников и Юдин от проверки на детекторе лжи отказались, что говорит не в их пользу. Но отказался и арбитр матча Рафаэль Шафеев, хотя ходили слухи, что на него воздействовал некий теневой агент. Судья, выходит, тоже виноват? Или, раз его не упомянул Обивалин, чист?

Техническая информация: полиграф РФС брал в аренду, проверки проходили непосредственно в Доме футбола на Таганке.

 

Кстати, несколько дней назад я дозвонился защитнику Юдину. Его голос звучал не убито, а даже весело, но на вопросы мне, как и полиграфу, Юдин отвечать не стал. Сказал, что посоветуется с шефом службы безопасности «Черноморца» и перезвонит. Перезванивает до сих пор — видимо, шеф лютый. И это снова говорит не в пользу дисквалифицированной троицы. Если ты невиновен, что скрывать? Тут говорить надо, бить в колокола на каждом углу. И готовить десятки тысяч франков для подачи апелляции в CAS.

Но это суждение понятийное. А по закону за отказ отвечать на вопросы три года не дают. Юдину же, Пуляеву и Резникову дали. С формулировкой: «Проверка еще не закончена, она продолжается. Будет еще установлено, откуда они должны были получить от 1 млн до 2 млн рублей. Другие футболисты, которые прошли полиграф, сказали, что эти трое должны были получить указанную сумму».

Взяткодатель не установлен, размер взятки тоже, свидетелей нет. Домашний матч лидера против нелидера закончился вообще-то с логичным счетом. «Уважаемый полиграф, уберите два неверных варианта». Это точно доказательная база? Почему нельзя дисквалифицировать игроков после, а не до получения улик? Неужели не ясно, что немотивированная спешка подрывает доверие к объективности расследования и приговора?

Читаешь хронику: «Полиция накрыла футбольный синдикат в Азии», «Полиция в Италии провела обыски в офисах клубов», «Суд установил вину футболистов в Венгрии», «Полиция Мельбурна арестовала игроков и тренера». Полиция. Суд. Люди, наделенные правом следить, прослушивать и преследовать.

 

У нас тоже такие есть. КДК настолько им не верит, что берет на себя смелость выносить наказание до установления вины, по мотивам? В чем-то я КДК понимаю, вера в отечественных сыщиков ими же и подорвана. Но есть еще ответственность за роковую ошибку перед лишенными работы людьми и, к примеру, их будущими внуками.

Представьте, что МВД не найдет доказательств подкупа защиты «Черноморца». Все пойдут в отказ, аудио, видео отсутствует. Что делать КДК? Заворачивать дисквалификацию обратно? Приносить извинения? Стоять на своем?

Может, и брали, #атыдокажь! Не доказал? Тогда Je suis Pulyaev, плакаты на грудь и вперед, пикетировать офис ФИФА в Цюрихе.

Потому что нельзя подбрасывать кошельки и наркотики. РФС не Жеглов, а футболисты, даже подозрительные, не Голунов. При всей ненависти к договорнякам — нельзя!

Вот поймаете — и упеките за взятку на реальный срок. В этом случае даже внуков не жалко. Не поймав — не надо. Мы видели такое не раз. И это не может нравиться стране, у которой и так большие нелады с правосудием.

***

Отдельную главу необходимо посвятить «Чайке». Она главный интересант в том, за что дисквалифицировали троицу из Новороссийска, — в поражении «Черноморца».

 

Говорят, на матче «Машук» — «Урожай» видели исполнительного директора «Чайки» Олега Баяна в сопровождении некоего теневого решальщика. А второй тайм в исполнении «Черноморца» действительно вышел странноватым. Что ж, президент клуба из Песчаннокопского провел собственную проверку обстоятельств скандального матча. О чем и рассказал в интервью «Матч ТВ».

— Мы весь сезон шли с «Урожаем» в лидерах, — говорит Андрей Чайка. — И все понимали: игра с «Черноморцем» — последняя, в которой нас можно остановить. Думаю, «Урожай» этого очень хотел. Но остановить нас было невозможно из-за сумасшедшего настроя. Заряжены на финише были колоссально, бежали, обыгрывали всех за счет желания.

Когда победили «Черноморец», в «Урожае» поняли: дальнейшим их планам в этом году сбыться не суждено. Градиленко издал в соцсетях крик души. Последовало заявление сверху: «Есть основания полагать, что был договорняк». Техком определил, что некоторые футболисты «Черноморца» действовали неспортивно. При этом главным обвинителем стал защитник, который сам где-то недобежал, убрал ногу, сбил нашего игрока, организовал опасный «стандарт» и сделал голевую скидку перед нашим победным голом. Сначала все думали, что он и есть главный «неспортивщик», но в итоге претензий к Обивалину не оказалось.

Началось расследование, дело передали в МВД. Нам еще оставалось играть два тура, а уже шли проверки, повестки, допросы — реальные следственные действия, ударившие, кстати, по нашей трансферной кампании. Люди теперь думают, продлевать ли контракты? Заключать ли новые? А вдруг «Чайку» накажут и все окажется зря?

Провели мы и внутреннее расследование, разумеется. Жесткое. Три руководителя клуба прошли проверку на полиграфе — все чисто. В своих игроках тоже уверен. Букмекерские дела? Не знаю, вообще это распространено в российском футболе. Но не поддавки.

И вот после такого КДК наказывает Градиленко с Дышековым, а трем новороссийским пацанам дает по три года дисквалификации. Они выбежали с заседания, трясутся: «На каком основании с нами так поступили!» Денег никто не видел, факта передачи не было, сумма неизвестна. Чтобы оправдаться, надо подавать в Лозанну, а это стоит 20-25 тысяч франков. Где им взять такие средства? Если отвернется команда — все, потеряны люди для футбола, фактически лишились профессии.

И тут же выходит статья: «Два миллиона, аудио, видео, «Чайка» купила матч, МВД дорасследует — и всем хана». Читаешь — с ума можно сойти.

Андрей Чайка / Фото: © Ростовская РОО «Федерация футбола»

— У КДК есть не только показания Обивалина, прошедшего, кстати, полиграф. На детекторе лжи побывал еще один игрок «Черноморца». А третий дал письменные объяснения. Версии у них сходятся: «Черноморец» умышленно не показал спортивной борьбы и получил 1-2 миллиона. Не допускаете мысли, что кто-то занес «Черноморцу» без вашего ведома?

— На 100 процентов. Шансов нет.

— Что за агент пытался влиять на судью?

— На КДК были опрошены и судья, и инспектор. Через два часа вдруг появляются сообщения о каком-то на них давлении. Почему тогда это не всплыло на КДК?

— Хочется услышать ваше мнение по поводу других версий возможного «договорняка», который вы считаете невозможным. Некоторые, предупреждаю, странные. Версия первая, букмекерская. Кто-то узнал про стимулирование «Черноморца» «Урожаем» и решил сыграть на ставках от противного. Для этого были «заряжены» три футболиста гостей.

— Никогда в жизни не играл на ставках, букмекерскую систему совершенно не знаю. В контрактах моих игроков прописан жесткий запрет.

— Вторая версия — сохранение в ФНЛ «Зенита-2».

— Бред. А если бы «Зенит-2» занял последнее место? А если бы не ситуация в «Сибири»? А если бы «Урожай» получил лицензию? Слишком длинная цепочка совпадений и условностей, чтобы считать ее правдивой. Оставить команду в лиге не проблема — достаточно инфраструктурных оснований. В свое время «Краснодар» поднялся в премьер-лигу с пятого места. Что творилось с обменом между лигами в прошлом году, вы тоже помните. Ну, поиграет «Зенит-2» годик в ПФЛ, что с того? Слишком хитроумная комбинация, чтобы крайней сделать «Чайку». Не верю.

 

— Рассматриваете вариант с наказанием вашего клуба?

— А какие для этого основания?

— Если в МВД установят неустановленных лиц, занесших два миллиона, основания появятся.

— Не представляю, как можно установить тех, кого нет. От «Чайки» деньги точно никто не заносил. Мы таким не занимается, пусть МВД проверяет сколько угодно. Надеемся, полиция сработает честно, не поддавшись давлению.

— Версия третья. Существует поверье о покупках перед началом сезона турнирной задачи «под ключ». Нанимаются спецы, сопровождающие команду на пути к цели. Допускаете, что такой сопровождающий помог «Чайке» в матче с «Черноморцем», не ставя ее в известность? Обещал «под ключ» — сделал.

— Знаете, я из тех людей, которые идут против системы. Никогда и никому за подобное не платил, в общак никакой не сбрасывался. Принципиально никуда не езжу, ни с кем не знакомлюсь — исключительно профессиональные отношения. Как только увижу, что на меня давят и требуют оброка в кубышку, в тот же день прекращу заниматься профессиональным клубом. Расти только за счет побед — базовая для меня ценность. Верю в этот проект и хочу добиться своего футбольным, а не коррупционным путем.

Мы и с «Урожаем»-то закусились только по ходу сезона. Выходить в ФНЛ не собирались, но аппетит пришел во время еды. Они всем рассказывали, что уже обеими ногами вышли. Проснулся спортивный азарт: чем мы хуже?! Команда классная, ребята подкованные, бегут, играют. «Урожай» думал, что все пройдет как по маслу, но нет, не прошло.

 

 

— Почему, кстати, никто не хочет посмотреть все их игры? Обсуждают «Чайку» — «Черноморец», хотя это был один из самых интересных матчей сезона. Смотрел его на диком драйве, футбол сумасшедший. А апрельскую встречу «Биолог-Новокубанск» — «Урожай» видели? Посмотрите. Просто кошмар — и никакого шума. Мы в последних турах отправляли на матчи «Урожая» своего человека с телеоператором, чтобы конкурент знал: художества не пройдут.

— Если кто-то не сбрасывается в общак, его топят. Разве не грамотнее подстраховаться, чтобы не терять энную сумму и год времени?

— Станут внаглую убивать — развернусь и уйду. На собраниях не раз говорил команде: «Ничего страшного, если займем второе место». Выйти в ФНЛ для нас абсолютно не было самоцелью. Вкладываю сейчас огромные средства в более важные проекты. В Песчаннокопском строю спорт-отель под футбольную академию и интернат. Возвожу ледовую арену, футбольные поля, физкультурно-оздоровительный комплекс с игровыми площадками и бассейнами, реабилитационный спортивный центр. Губернатор выделил землю, где будет построен дворец для гандбольной команды. В проекте манеж детской академии. Гигантские планы!

На этом фоне даже мысли не было разорваться в клочья, заплатить всем деньги и вывести «Чайку» в первую лигу, где бюджет нужно увеличивать минимум в два раза. Точно вам говорю! Я по жизни люблю побеждать, но не любой ценой, спортивный принцип для меня незыблем. В жизни занимаюсь частным и честным бизнесом. (Компания Чайки — крупнейший российский дистрибьютор смазочных масел известного производителя. — «Матч ТВ».) В спорте — то же самое.

— Вы сами разве не увидели в действиях защитников «Черноморца» того, что увидел технический комитет РФС?

— Не говорю, что прямо подозревал, но когда люди спотыкались на нашем шикарном газоне на ровном месте, мысли проскакивали. На короткой и быстрой траве ошибок в обращении с мячом много, по мастерству это не премьер-лига. И что, расследование начинать? Обивалин сделал нашему футболисту самую нелепую за всю игру скидку головой, а потом вдруг стал героем-обвинителем своей команды. Из гадкого утенка — в черного лебедя, вот это действительно странно.

Можно любую ошибку изучить под микроскопом и увидеть в ней договорняк. Не хочу осуждать и обсуждать других, но в «Чайке» организован серьезный мониторинг этой темы. И служба безопасности работает, и я с футболистами постоянно общаюсь, предупреждаю. Уверен в них на 100 процентов.

***

Раз пошла такая требуха, давайте действительно посмотрим обзор апрельского матча зоны «Юг» «Биолог-Новокубанск» — «Урожай» (1:3). Главные эпизоды — на отсечках 3'30'' и 4'30''. Их стоит увидеть, чтобы спросить себя по аналогии с игрой «Чайка» — «Черноморец», куда смотрел техком, где нулевая терпимость, как это проморгала лига, и почему на стол главе РФС не легла тревожная докладная записка. Чего не хватило для открытия дела? Гневного поста Градиленко в соцсетях? Или на этот раз надо было постить Чайке?

Вот заключение о результатах проверки на полиграфе, которую прошли в Ростове генеральный директор «Чайки» Владимир Аврамко, исполнительный директор Олег Баян и начальник команды Константин Кайнов.

 

Доводилось слышать шутки про некоторое сходство ростовского полиграфа и ростовского телеграфа, но таков официальный документ. На четыре проверки в Москве — три южных исследования. И то, и другое еще более осложняет поиск коррупционеров. Если МВД не удастся что-либо доказать, РФС окажется в щекотливом положении. И тогда, скорее всего, последуют обращения в CAS. По имеющейся информации, все фигуранты дела запросили полный текст решения КДК, а значит, наверняка будут его обжаловать. 

***

И последнее. Информация о деталях расследования, включая аудиозапись и ряд других служебных подробностей, появилась в «СЭ» спустя час с небольшим после объявления решения КДК. К коллегам претензий нет, утечка для журналистов — святое. Но есть вопросы к источникам утечки.

Я спросил Артура Григорянца, как аудиозапись попала в прессу. «Не знаю, — был ответ. — Объявил журналистам решение, через час зашел в интернет — там все выложено». 

Возможно, ясности добавит документ, оказавшийся в распоряжении «Матч ТВ». Это письмо «Рубина», датированное декабрем прошлого года. Казанский клуб просит РФС разобраться с фактом появления конфиденциальной коммерческой информации, касающейся трансфера футболиста Жонатаса, в телеграм-канале «Мутко против».

Вот полный текст письма. 

«Уважаемый Александр Александрович!

Я, Рустем Фидаевич Сайманов, обращаюсь к Вам с просьбой провести внутреннее расследование в Российском Футбольном Союзе (РФС) по факту неправомерного распространения конфиденциальной информации в сети «Интернет», в частности на Telegram-канале «Мутко против» (https://t.me/offsider). Причиной данного обращения послужила публикация указанного канала от 5 декабря 2018 года, в которой раскрыты подробности решения Комитета по статусу игроков FIFA по спору между ФК «Реал Сосьедад» и ФК «Рубин» о трансферной выплате за переход фтуболиста Жонатаса Кристиана де Жезуса от 8 августа 2018 года, мотивировочная часть которого была направлена только сторонам спора и соответствующим футбольным ассоциациям (Футбольной Федерации Испании и РФС) 22 ноября 2018 года.

К сожалению, подобное опубликование конфиденциальной информации, связанной с ФК «Рубин», сразу после того, как соответствующие документы попадают в РФС или незамедлительно после проведения слушаний в его юрисдикционных органах, не редкость для Telegram-канала «Мутко против», что указывает на то, что источником информации является работник РФС.

В качестве примеров можно также привести следующие публикации Telegram-канала «Мутко против»:

— публикация от 6 августа 2018 года, где раскрыты подробности спора ФК «Рубин» с ФК «Краснодар» по поводу перехода футболиста Вячеслава Подберезкина;

— публикации от 26 и 27 июня 2018 года, в которых опубликованы положения трудового договора, заявления в FIFA и другие документы, связанные со спором между ФК «Рубин» и футболистом Александром Сонгом;

— публикация от 30 января 2018 года, содержащая информацию о результатах допинг-пробы игрока ФК «Рубин» Руслана Камболова и расследовании FIFA;

— публикация от 29 января 2018 года об обращении футболиста Карлоса Самбранов FIFA о взыскании задолженности с ФК «Рубин»;

— публикации от 19 декабря 2017 года о финансовом положении ФК «Рубин» и подробностях трансферного соглашения между ФК «Рубин» и ФК «Реал Сосьедад» о переходе игрока Жонатаса Кристиана де Жезуса;

— публикация от 13 сентября 2017 года о подробностях перехода игрока Карлоса Самбрано в ФК «Рубин»;

— публикация от 2 сентября 2017 года о подробностях перехода игрока Рубена Рочины в ФК «Рубин» и т. д.

 

Помимо конфиденциальной информации, непосредственно связанной с ФК «Рубин», на данном Telegram-канале на постоянной основе публикуются подробности других трудовых договоров игроков и трансферных контрактов между клубами, части решений и выдержки из слушаний юрисдикционных органов РФС, выдержки из решений FIFA и т. п., что наносит существенный ущерб деятельности всех субъектов футбола, упомянутых в публикациях этого канала, в том числе FIFA, UEFA и РФС.

Среди примеров следует выделить публикации, содержащие: положения трудового договора Павла Погребняка, ответ Администрации Ленинградской области на его обращение по вопросу оказания помощи в сохранении футбольного клуба «Тосно», а также подробности его спора с ФК «Динамо»; детали трудовых отношений ФК «Торпедо» и футболиста Ивана Франьича; положения трудового договора футболиста ФК «Ростов» Сверрира Ингасона и информация о заявлениях бывших игроков ФК «Ростов» Марко ДевичаФедора Кудряшова и Александра Ерохинапротив клуба в РФС и т. п.

Как Вы видите, информация, публикуемая в указанном телеграм-канале, касается абсолютно разных футболистов и клубов, которые имеют лишь одну общую черту — вся эта информация попадает в РФС либо в связи с рассмотрением в юрисдикционном органе, либо в связи с информированием ФИФА РФС как национальной федерации. Из этого следует однозначный вывод, что утечка происходит не от футболистов и клубов, а именно из РФС.

 

Следует подчеркнуть, что все вышеупомянутые публикации содержат строго конфиденциальную информацию, которая в таком объеме может быть доступна только работникам РФС, так как именно РФС получает всю соответствующую корреспонденцию и имеет доступ к вышеперечисленным договорам в качестве футбольной ассоциации, осуществляющей контроль и управление футболом в Российской Федерации. Помимо этого, прошу обратить Ваше внимание на то, что опубликование данной информации происходит непосредственно после получения соответствующих документов юридическим или международным отделом РФС, через которые проходит вся документация, связанная с разрешением споров между субъектами футбола. Публикация конфиденциальной информации сопровождается не соответствующими действительности комментариями, вводящими в заблуждении в отношении деятельности героев таких публикаций.

Такое положение дел вызывает крайнее недоумение и возмущение, а также недоверие к главной футбольной организации страны, основными целями которой являются развитие и популяризация футбола в Российской Федерации, а не опубликование или способствование опубликованию конфиденциальных данных субъектов футбола, что наносит значительный ущерб деятельности и репутации клубов и игроков, таким образом только мешая достижению заявленных целей. Я искренне надеюсь, что Вы согласитесь со мной в том, что возможное распространение конфиденциальной информации работниками РФС недопустимо и должно быть немедленно расследовано.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 7 Регламента РФС по этике официальные лица обязаны не разглашать конфиденциальную информацию, полученную ими при исполнении своих обязанностей. Обнародование информации и мнений должно осуществляться без нанесения ущерба деятельности ФИФА, УЕФА, РФС и других субъектов футбола.

 

В связи с вышеизложенным я прошу Вас незамедлительно провести внутреннее расследование с целью обнаружения источника распространения конфиденциальной информации среди работников РФС, в особенности среди работников юридического и международного отделов (так как именно через эти отделы проходят все вышеуказанные конфиденциальные документы), применить соответствующие дисциплинарные санкции к нарушителю, а также обеспечить сохранение конфиденциальности информации, полученной Российским Футбольным Союзом, в будущем.

С уважением, Р. Ф. Сайманов».

***

Доподлинно известно, что аналогичное письмо в РФС писал и «Зенит». Клубы негодуют, и основания для этого у них имеются. Еще раз: речь не о журналисткой этике. Инсайды для прессы — кислород: откуда утекают, там она и будет вдыхать. Но прорехи в информационной безопасности РФС могут обернуться неприятностями. Реально ли, скажем, просчитать все последствия для Обивалина, непричесанное личное сообщение которого выплыло в публичное пространство? 

Не знаю. Ответственность, к счастью, нести не журналистам. Но скользкий момент в этом есть.     


Читайте также:
Комментарии
avatar