19.11.2019 52 5.0 0

ПОЧЕМУ ОБНИЩАЛ «РОСТОВ»? О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО ФУТБОЛА

Евгений Дзичковский

 

Почему обнищал «Ростов»? О некоторых особенностях национального футбола

Валерий Карпин / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

На минувшей неделе главный тренер дончан Валерий Карпин сделал заявление: по зарплате долги, обстановка напряженная, перспективы туманны. Matchtv.ru разбирается в ситуации.

На вынесенный в заголовок вопрос можно ответить двумя словами. И чуть ниже вы их прочтете. А пока подобьем исходные данные.

Интервью Валерия Карпина в «СЭ» оставило непроясненными две темы. Главная: по чьей вине задерживается зарплата? Кто конкретно не докладывает тигру мяса? Второстепенная: разве три месяца — критично? В российском футболе такое сплошь и рядом, но он странным образом еще жив. Почему бы «Ростову» просто не подождать?

Ответ Карпину из минспорта Ростовской области добавил картине мутности. «В 2019 году футбольному клубу «Ростов» из областной казны был предоставлен грант в форме субсидий на сумму 380 млн рублей. Гранты предоставляются на финансовое обеспечение части затрат, связанных с обеспечением подготовки и участия команд в составе клубов по игровым видам спорта в спортивных соревнованиях в игровом сезоне текущего года».

(Второе предложение — подстеленная соломка. В минспорта подогнали помощь под параграфы. Поговорим и об этом.)

«Клубу предоставлены в безвозмездное пользование футбольная база стадиона «Олимп-2», тренировочные поля, административные помещения, медико-восстановительный центр и общежитие. Также ведется ремонт кровли западной трибуны стадиона «Олимп-2». На эти цели из бюджета направлено 250 млн руб. Рассматривается вопрос о выделении средств областного и федерального бюджетов в объеме более 48 млн рублей на капитальный ремонт тренировочного поля в 2020 году. …В левобережной части Ростова начнется строительство полноценной базы для ФК «Ростов». Завершается разработка проекта на инженерную подготовку земельного участка и подготовка задания на выполнение проектно-изыскательских работ на строительство базы».

Кровля, общежитие, планов громадье. Странно, что не упомянута посевная и вывоз мусора. Но среди скучных букв не видно главного: сколько должны были перечислить — и сколько перечислили? В процентах? В долях? Без этого ответ минспорта напоминает анекдот про председателя колхоза: «В прошлом году засеяли 100 га пшеницы — усё поел хомяк. В этом году засеем 200 га — пусть хомяк подавится».

Футбольное поле стадиона «Олимп-2» / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

И у Карпина, и у минспорта пунктиром выведена линия вице-губернатора Гуськова.

«Обещания давались Гуськовым, который руководил клубом до недавнего времени, — утверждает тренер. — И после его правления остались миллиардные долги».

«Игорь Гуськов никогда не руководил ФК «Ростов», не был его президентом и не входил в структуру руководства клуба, — божится минспорта. — Следовательно, долги, которые накопились у футбольного клуба, не могут быть связаны с деятельностью первого заместителя губернатора Ростовской области».

А вот это по-нашему. То есть Гуськов вообще к футболу никаким боком? Не он говорил два года назад, что правительство планирует продать клуб частникам? Не он проводил массу пресс-конференций, на которых именовался куратором «Ростова»? Не он встречал команду в аэропорту после успехов в Лиге чемпионов? Не он оглашал сроки погашения задолженностей перед игроками? Гуськов приснился Карпину, потому что с некоторых пор президентствует в ростовском СКА?

Ладно. Но не могло бы минспорта уточнить, если уж опровергает предыдущего оратора, - с чьей деятельностью связаны накопленные долги? Иначе выходит душная несознанка. Вроде как и обещано — но никем. Перечислено — но не все. Потерпевшие есть — виноватых нет. Великий фильм «Гараж» смотрели? Жена Гуськова не даст соврать.

Чтобы разобраться, сделал несколько звонков. Источники, близкие к руководству «Ростова», разъяснили, что к чему. В понедельник клуб планирует пресс-релиз, возможно, некоторые тезисы будут там изложены. А пока — вот.

Два слова, которые обещал опубликовать — «арестованы счета». На клубе висит задолженность родом из прошлого. Когда нынешнее руководство бралось за дело, власти обещали долги погасить. И было это, скажем аккуратно, в период как бы кураторства вице-губернатора Гуськова. Потом векторы сместились, Гуськов взялся тащить из болота следующий клуб, оставив там прежний, долги не погашены, счета под арестом. Зарплата не может быть перечислена игрокам сугубо технически.

При этом все шесть неправительственных спонсоров, указанных на клубном сайте, свои обязательства выполняют. Что-то на операционную деятельность дает и область. Не будь долгов, «Ростов», пожалуй, мог бы терпимо существовать. Но долги есть. И покрывать их никто не торопится.

Логичный вопрос: а кто должен покрывать, если не тот, кто накопил? Были же конкретные люди, которые либо не выполняли обещания по финансированию, либо тратили больше, чем имели право. Были кредиты, взятые сверх меры на чье-то имя, гарантийные письма, поручители. Где сейчас фигуранты? Почему не в зиндане с распроданным имуществом? Почему из-за них не получают зарплату другие?

Приготовьтесь к погружению.

Фото: © ФК «Ростов»

Интимная связь «Ростова» и долгов уходит корнями в глубокую древность. То налоговая предъявляла многомиллионные претензии. То малоимущий Каньенда получал гигантские транши, оформленные как материальная помощь. То РФС запрещал регистрацию игроков. При этом с именем клуба не связано ни одной истории про обнищавших менеджеров. «Ростову» бывало плохо — им стабильно хорошо

Мог бы «Ростов» даже при нынешней схеме финансирования жить побогаче? Заглянем в transfermarkt.

В сезоне-2014/15 клуб потратил на покупки миллион евро (аренда Дзюбы у «Спартака»). Прочие пришли либо свободными агентами, либо за неизвестную цену. Получено за ушедших — 0.

Сезон-2015/16. Покупки — 3,8 млн евро (КудряшовНобоа). Продажи (РебкоДьяковТорбинский) — 0.

Сезон-2016/17. Покупки — 3,7 млн евро (АзмунМогилевецМевля, сумма перехода Скопинцева — вопрос). Продажи: 5 млн евро (все выручены за трансфер Баштуша в «Лацио», хотя ушли еще и МаргасовНовосельцевКанга).

Сезон-2017/18. Покупки — 4,85 млн евро (СигурдарсонИнгассонБобенШомуродовМайер, по Паршивлюку — вопрос). Продажи — 12 млн евро (Мевля, Могилевец, Терентьев, по Кудряшову и Гранату — вопрос).

Сезон-2018/19. Покупки — 6,97 млн евро (КьяртанссонНорманнХаджикадуничСалетросЗуевГулиевЗайнутдиновГлебов). Продажи — 9,4 млн евро (Скопинцев, Ингасон, Гулиев).

Сезон-2019/20. Покупки — 1,05 млн евро (БабуринЧистяковСаплинов). Продажи — 4,45 млн евро (Мирзов, Бобен).

Итого. Даже согласно куцей и осторожной цифири transfermarkt за шесть последних сезонов у «Ростова» положительное трансферное сальдо. Разница между покупками и продажами — плюс 9,48 миллиона евро. Не так много, но с безумным «Динамо» времен Бориса Ротенбергане сравнить, там была просто цыганщина.

С чего тогда взяться долгам?

Конечно, мы не знаем сумм агентских комиссионных, а высокая текучка кадров на их объемы активно намекает. Но если именно комиссионные вогнали «Ростов» в долги, отвечать должен тот, кто принимал решения о выплатах. Можно и на семечках разориться, только это не повод считать их покупку оправданной.

Теперь присмотримся к отдельным сезонам и трансферам.

Новосельцев был куплен в «Торпедо» за 150 тысяч евро. Дорос в «Ростове» до сборной страны. И ушел в «Зенит», что широко освещалось в прессе, за 108 тысяч евро (8 миллионов рублей). При этом его реальная стоимость оценивалась в 5 миллионов евро. Как так?

Нобоа пришел из ПАОК за 1,4 млн евро — ушел на повышение бесплатно. Медведев установил рекорд безголевой серии — покинул «Ростов» за ноль копеек (получив, однако, 3 миллиона подъемных — личных и не очень). Ерохин совершил на Дону высокий взлет — и не обогатил кассу клуба ни единым дублоном, перебравшись на север свободным агентом. Азмун достался за 2,3 млн евро — ушел просто так. И не в щепетильный в таких вопросах «Лацио», как Баштуш, иначе ценник был бы очень серьезным. Кудряшова купили за 2 миллиона, тоже пробился в сборную — и продан неизвестно за сколько. Джанаев — бесплатно. ПолозГригорьев, Дьяков — бесплатно. Они старые? Бесталанные? Нет. Тогда почему?

Вариантов ответа два. Первый: бывшие менеджеры «Ростова» — олухи, по которым плачет следствие за бездарное разбазаривание активов акционерного общества. Но на олухов люди этой профессии во все времена похожи не были. Значит, вариант номер два. Догадайтесь какой — с учетом того, что футбол, пожалуй, единственная отрасль, где не сажают за коррупцию. В любых размерах. Вообще.

Версию о вольностях клубной бухгалтерии подтвердил в интервью news.ru и бывший гендиректор «Ростова» Юрий Белоус: «При предыдущем руководстве клуба футболисты толпами ходили из одной команды в другую, затем в третью. Суммы на их приобретение выделялись одни, а до кассы «Ростова» доходили совсем другие. Бесконтрольный менеджмент, а также нежелание и неумение контролировать деятельность клуба со стороны руководства области загоняют «Ростов» в тупик».

Юрий Белоус / Фото: © личный архив Юрия Белоуса

Иными словами, если бы футболисты были проданы по ценам, близким к рыночным, и эти деньги попали бы в клуб, о долгах «Ростова» речь сейчас не шла бы. Потому что клуб обязан быть не дойным выменем, а знающим себе цену юрлицом, не зависящим от того, кто его курирует, ужинает и танцует. Что в него пришло, то в нем и должно остаться. Под карандаш. Под аудит. Ради самого же клуба. Основанного, как в случае с «Ростовом», аж в 1930 году, но ничего за это время не скопившего и всем кругом задолжавшего.

Кстати, в сезоне-2016/17 «Ростов» за выступления в еврокубках заработал 22 миллиона евро. По слухам, половина этих денег пошла на премиальные игрокам и тренерскому штабу. Не думаю, что такая процентовка применяется в любом другом клубе Европы. И если так, долги не вызывают удивления. Либо они — либо премиальные. Кто бы ни был куратором клуба в тот период, крайне удивительно, что он этого не понимал. Или делал вид, что не понимал.

Игорь Гуськов / Фото: © РИА Новости / Александр Блотницкий

В настоящий момент область продолжает владеть 51 процентом акций «Ростова». 43,2 процента в прошлом году выкупили структуры, подконтрольные президенту клуба Арташесу Арутюнянцу. Еще 6,5 процентов упали в общий котел по суду, не исключено, что ими тоже владеет бизнесмен, а не область. Говорят, он хотел выкупить клуб полностью. Не отдали.

Зачем ростовскому правительству убыточный актив, пусть спросит у себя само. Хотя и так понятно. Интереснее другое: означает ли владение 51 процентом акций пропорциональное финансирование клуба? И были ли обещания покрыть долги зафиксированы юридически?

Сложно представить, что область пунктуально перечисляет половину 2,5-миллиардного бюджета «Ростова», — и денег все равно не хватает. Так же сложно вообразить, что владельцы клуба поверили лицу, известному как #куратор, на слово. Если нет, вопрос обязан перейти в арбитражную плоскость. Ведь «Ростову» предстоит лицензирование. Процедура эта у нас немножко слепенькая, случалось, и официальных банкротов допускали вроде «Луча», но с арестованными счетами — сомневаюсь. Даже для российского футбола — чересчур.

В то же время не очень понятно, с какой стати область вообще вкладывает в профессиональный клуб бюджетные деньги. И не только Ростовская.

Не считая зарплат игроков, живет клуб небогато, оклады у сотрудников земные. Гендиректор, как мне сказали, имеет порядка 250 тысяч в месяц, остальные, соответственно, меньше. Но на 1,25 правительственных миллиарда все-таки можно отремонтировать дорогу или несколько школ. Спокойно ли спится ростовской администрации? Не рябят ли мальчики недоученные в глазах?

Вот выдержка из стенограммы заседания совета по физкультуре и спорту при президенте страны от 2 июня 2015 года. Председателем рабочей группы по подготовке мероприятия был мэр Москвы Сергей Собянин. Который и озвучил в своем выступлении следующие постулаты.

«Рабочая группа рассмотрела сложившиеся механизмы финансирования профессионального спорта. Все коллеги согласны, что наиболее уязвимой стороной сегодня является чрезмерная зависимость клубов от бюджетного финансирования и спонсорских средств компаний, в том числе и государственных компаний. Такая зависимость препятствует нормальной спортивной конкуренции, ставя одни клубы в привилегированные условия и неоправданно ущемляя права других клубов.

…Будет целесообразно на первом этапе запретить использование бюджетных средств на трансферы и выплаты спортивным агентам».

А вот слова Владимира Путина на той же встрече:

«Ассигнования из бюджета, из средств госкомпаний должны прежде всего идти в основном на массовый спорт, а не на закупку иностранных звезд ради престижа по непрозрачным и часто необоснованным ценам, как это порой у нас, к сожалению, до сих пор бывает. Обращаю на это внимание в том числе и руководителей компаний с госучастием».

Владимир Путин и Сергей Собянин / Фото: © РИА Новости / Алексей Никольский

Минуло четыре с лишним года. Нормативного акта, однозначно запрещающего бюджетные траты на профессиональные клубы, мне найти не удалось. Кое-что относительно трансферов и агентов есть в «Законе о спорте», но заболтано поправками и оговорками  до неразборчивости. Хотелось бы также знать, насколько это все выполняется. Да и чем туземные футбольные зарплаты лучше прочих расходов, если все равно оплачиваются из бюджета? А дело обстоит именно так. Как финансировался наш футбол из госкормушки в Ростове, Самаре, Красноярске, Уфе, далее со всеми остановками, так и финансируется.

Правда, это относится и к другим видам спорта. А заодно к театру, кино, казакам и т. д. Но если на высочайшем совете такое назвали нецелесообразным, отчего ж оно продолжается?

Единственным отголоском того мероприятия стал абзац в «Основных направлениях бюджетной политики на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов». Вот он, изложенный на страницах 60-61. Крепитесь, продираясь сквозь слог.

«Упорядочить направления использования бюджетных расходов в сфере профессионального спорта, исключив возможность использования профессиональными спортивными клубами направляемых им в установленном порядке бюджетных ассигнований на цели оплаты услуг спортивных агентов, предоставления компенсаций или аналогичных выплат в связи с досрочным прекращением трудовых договоров с профессиональными спортсменами и тренерами, а также на любые выплаты, связанные с переходами профессиональных спортсменовв профессиональные спортивные клубы. Аналогичные ограничения следует установить и в случае предоставления профессиональным спортивным клубам денежных средств государственными корпорациями, государственными компаниями или организациями, в которых более 25% голосующих акций акционерного общества или более 25% уставного капитала иного хозяйственного общества находятся в собственности Российской Федерации или субъекта Российской Федерации».

Но это всего лишь внутренний документ Минфина, носящий рекомендательный характер. К тому же из всех последующих «Основных положений…», а издаются они ежегодно, упомянутый абзац исчез. Нет его. Совсем. Поэтому тезисы президентского совета в бронзу внятного закона отлиты так и не были.

Между тем эти пункты имеют ключевой характер. Даже если отбросить самую очевидную причину любви чиновников к бюджетному финансированию, его выборочная отмена в некоторых регионах ничего не даст. Клубы этих регионов не смогут конкурировать с теми бюджетными или госкопоративными клубами, где поддержка останется. Этот удар по соревновательности добьет российский футбол. Отменять, так везде.

И вот как отменяла, к примеру, Государственная дума. Перед вами скрин с официального сайта этого органа.

«Справка о результатах голосования по вопросу: «О проекте федерального закона № 390597-6 ‚О внесении изменений в статьи 4 и 7 Федерального закона ‚О естественных монополиях‘ (в части установления запрета на финансирование субъектами естественных монополий профессиональных спортивных команд)». 12 апреля 2017 года. Первое чтение».

Хотите расклад по фракциям? Пожалуйста.

Есть и текстовая стенограмма заседания, если желаете.

«Далее идут два альтернативных законопроекта: вопрос 101.1, проект федерального закона «О внесении изменений в статью 7 Федерального закона «О естественных монополиях», и вопрос 101.2, проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 4 и 7 Федерального закона «О естественных монополиях». Александр Николаевич Козловский докладывает.

Козловский А. Н., фракция «Единая Россия»:

— Уважаемые коллеги! Данные законопроекты касаются естественных монополий, в частности установления запрета на финансирование субъектами естественных монополий профессиональных спортивных команд. Комитет Государственной думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству рассмотрел данные законопроекты, полагает, что механизм контроля за расходами субъектов естественных монополий, предложенный авторами законопроектов, носит в определенной степени декларативный характер, поскольку нерезультативен на практике, и предлагает отклонить данные законопроекты в первом чтении. Спасибо за внимание.

Председательствующий: — Спасибо. Коллеги, ставлю на голосование законопроект под пунктом 101.1. Включите режим голосования. Результаты прошу не показывать. (Идет голосование.) Спасибо. Ставлю на голосование законопроект под пунктом 101.2. Включите режим голосования. Результаты не показывайте. (Идет голосование.) Спасибо. Покажите результаты. Коллеги, нам придется переголосовывать два законопроекта. Еще раз ставлю на голосование. Коллеги, а что это у нас режим голосования такой, не ускоренный совсем?.. Еще раз голосуем, коллеги, по законопроектам. Извините, у нас сбой какой-то. Спасибо. Покажите результаты.

Таким образом, коллеги, оба законопроекта отклоняются».

А ведь внесены в Думу они были еще в 2013 году. Любопытно, что «Единая Россия» в голосовании не участвовала, но мнение по существу вопроса ее представитель имел и озвучил. Думцы-спортсмены ПирогТретьякРоднинаКарелинФетисовЧепиковДрачевЖуроваВалуевСафинЗиннуровГаззаевСайтиевКарповТаймазов от голосования тоже воздержались. Мы тут глотки рвем и клубы теряем, а почти 90 процентов депутатов по важнейшему для российского спорта вопросу — молчок. И так сойдет.

Валерий Газзаев / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

В том же 2017 году на сайте президента kremlin.ru появился «Перечень поручений по итогам заседания Совета по развитию физической культуры и спорта». Одно из этих поручений гласило:

«Пр-1121, п. 1.

в) утвердить порядок выделения средств федерального бюджета Российской Федерации для осуществления грантовой поддержки одаренных спортсменов, занимающихся в организациях спортивной подготовки и образовательных организациях, реализующих федеральные стандарты спортивной подготовки, в том числе за счет сокращения неэффективного финансирования профессионального спорта.

Срок — 23 ноября 2017 г.

Ответственный Медведев Дмитрий Анатольевич».

Гранты, может, и были утверждены, но про сокращение неэффективного финансирования слышать не доводилось. Да и что считать неэффективным? Правительству Ростовской области финансирование «Ростова» вполне может казаться эффективным. А самому «Ростову» — не очень.

Напоследок хочется отметить особую позицию части ростовских болельщиков в соцсетях. Кажется, они путают клуб с командой, а критику в адрес «Ростова» — с критикой отдельных представителей «Ростова». Что далеко не одно и то же. У болельщиков к клубу чувства. Но у людей к собакам тоже чувства, однако это не значит, что следует любить и блох. Без блох собаки здоровее.    


Читайте также:
Комментарии
avatar