Франк Веркаутерен: «Русские игроки боятся разговаривать. Только кивают: «Да, тренер».

Свалившись в ФНЛ, «Крылья Советов» серьезно перестроили работу клуба, и уже в новом сезоне премьер-лига вернется в Самару. Идеологом преображения «Крыльев» стал бельгийский тренер Франк Веркаутерен, взявшийся менять негативное мышление. Титул чемпиона ФНЛ не самый ценный в его коллекции, но один из самых трудовых.

Еженедельнику «Футбол» Веркотерен рассказал, что мешает русским футболистам играть в Европе и почему у футбольной России нет проблем.

 - После окончания сезона вы подготовили большую речь – в России так не принято. Вы всегда такой эмоциональный?

– Нет, я умею контролировать свои эмоции, даже негативные, например разочарование. Это моменты работы, когда ты должен входить в роль. Бывает, ты должен быть собранным и строгим, но иногда нужно быть открытым с человеком, чтобы работать получалось лучше. Человек чувствует уважение к себе, понимает тебя, и вы можете достичь большего, если общаетесь с ним честно. Совсем необязательно набиваться, например, к игроку в друзья, но когда он видит вашу заинтересованность вне футбола, это другой уровень отношений.

- Первое слово, которое вы выучили на русском?

– «Да» и «нет». Хах, чтобы можно было посмотреть контракт и ответить. Мат? Нет-нет, ни одного, хотя я слышал мат тысячу раз, особенно во время игры.

- Вы смотрели российский футбол, прежде чем получили предложение «Крыльев»?

– В Бельгии практически не показывают матчи российской лиги, мы больше сфокусированы на Англии, Испании, Германии и Италии. Игры российских клубов мы смотрим в еврокубках или следим за клубами, в которых играют знакомые игроки, как Буссуфа в «Локомотиве». Единственная команда, которую мы знаем больше других, – «Зенит», потому что он участвует в Лиге чемпионов.

- Что было дольше: вы искали Самару на карте или думали над предложением «Крыльев»?

– Ну, я старался найти как можно больше информации о команде. Я бы никогда не приехал в клуб, где я бы не чувствовал интереса людей или не увидел достаточной инфраструктуры для работы. Уже перед подписанием контракта я побывал на стадионе «Крыльев», мне показали условия. Городская среда не так важна.

- Говорят, вас удивил старый аэропорт Самары.

– Это точно, еще дороги: дыр-дыр. Но чувствуется развитие, многое в городе меняется, улучшается. Если вы видели старый и новый аэропорты, то можете понять, насколько время ушло вперед. И это только один проект, многие реализуются: новые здания, тот же стадион к чемпионату мира.

- Три проблемы, которые пришлось решать в «Крыльях» в первую очередь?

– Не скажу, что это были проблемы. Во-первых, это селекция, мы перестроили команду. Во-вторых, нужно было заставить людей понять, что работать по-другому – это лучший вариант. Убедить в необходимости изменений было трудно как игроков, так и тренерский состав. Третье – это способ общения, языковой барьер. Некоторые мысли я не могу выразить полностью, то, что ты говоришь [через переводчика] и имеешь в виду, – иногда разные вещи.

- Правда, что вы трудоголик, который разбирает соперника часами?

– Обычно мы начинаем разбор за две недели, смотрим игры, собираем информацию. В день я иногда просматриваю по три матча. Затем в течение недели после матча разбираем уже нашу игру против этого соперника. Очень много времени мы уделяем компьютерному анализу, просмотру изображений, иногда слишком много, но игрокам интересно анализировать самих себя.

- Философия Франка Веркаутерена – что это?

– Философия в том, что у тебя есть принципы и ты идешь прямой дорогой, я собираюсь умереть с этими принципами. Я открытый человек, но не для всех: не слушаю критиков, людей, которые говорят пустые слова, мне нужны выводы. Для тренера самая лучшая идея – оставаться самим собой, несмотря на обстановку вокруг. У тебя должны быть собственные критерии качества работы, потому что невозможно всегда достигать наивысших результатов. Работать нужно на нескольких уровнях, учитывать разные подходы: физический, ментальный, психологический. Команда собирается по крупицам. Нет команды – нет игры, а значит, и побед.

- Какая команда для вас образец?

– История – это прошлое. Мне нравится его изучать, но не повторять. История – это воспоминания, а жить нужно сегодня. Я не хочу ничего повторять, кнопка copy paste для меня не работает. Копирование не для меня, ориентируясь на результаты прошлого, я стараюсь делать лучше.

- Чем отличаются молодые бельгийские игроки от русских?

– Бельгийские игроки быстрее развиваются, наша страна сосредоточена на молодых футболистах. Хотя мне кажется, что взрослым нужно уделять больше внимания. Готовые игроки – это деньги для клуба. На тренерах лежит ответственность в том, что каждый молодой игрок должен получить шанс. Благодаря этому у них больше веры в себя. Моей страстью всегда было сделать молодых игроков лучше, выпустить в большой футбол. Мои многие коллеги дают парню шанс, а дальше просто смотрят, что получится. Это странно, мы должны нести ответственность за ребят, вкладывать больше времени и сил в каждого из них. Если по итогам года один-два игрока перешли на следующую ступень, например в главную команду, ты можешь считать себя успешным. - Почему Бельгия воспитывает игроков каждый год, а Россия играет с одними и теми же защитниками в сборной уже 10 лет?

– Есть три причины. Во-первых, был бум инвестирования с целью развития молодежи, потому что мы отставали от многих. Сейчас мы пожинаем плоды работы, которая была начата 8-10 лет назад. Во-вторых, как я уже говорил, у молодых футболистов всегда есть шанс показать себя в лиге, где они набираются опыта и прогрессируют. И в-третьих, удача это или нет, но нам повезло, что около половины игроков нашей сборной обучались не в Бельгии: «Аякс», «Лилль» и другие команды. Тогда было легче забирать молодых, а теперь именно они тянут сборную наверх, развивают, а не наоборот. Это странно. Все они обучались в разных условиях, но, смешав их, мы смогли создать отличное поколение. Именно совместная командная работа создает бельгийский футбол, хотя и по отдельности наши игроки – космос. - Есть ли ощущение, что у русских в менталитете заложен страх перед переездом за рубеж?

– Мне так не кажется, русские вроде бы любят ездить за границу. Если серьезно, у футболистов в пределах страны есть хорошая лига, здесь их семья, деньги. Зачем им куда-то ехать? У них нет такой цели – переехать. Хотелось бы, конечно, играть за «Челси», но они могут показать себя и здесь, играя в московских клубах, ближе к дому, да еще за те же деньги. В этом и состоит огромная разница по сравнению с бельгийскими клубами. У нас все стремятся за границу за лучшей зарплатой, на более высокий уровень, в более сильную лигу.

- Слышали про спартаковский дух? –

Хах, пока нет. Жду следующий сезон. -

Считается, что ФНЛ – это лига, где мало футбола, но много борьбы. Какой соперник был самым сложным в плане тактики?

– Было несколько команд, матчи с которыми проходили в сложных обстоятельствах. Например, дальние выезды. Мы никогда не были настроены агрессивно, только по-хорошему агрессивно, чтобы показывать лучшее на поле. Но в тактике некоторых соперников напрочь отсутствовал дух игры, было только желание разрушать: фолы, падения, остановки игры, попытка играть против какого-то конкретного футболиста. Наверное, это тоже тактика, которую нужно уважать.

- Самый запомнившийся выезд?

– «Тосно». Само путешествие, игра, температура воздуха, отель. Вообще нам везло с отелями, и тот (в Тихвине. – Ред.) не был худшим, просто мы не привыкли к такому уровню. Полотенца, туалет на этаже, а потом вся обстановка, поле: как результат – испорченное впечатление.

- В ФНЛ на поле могут находиться три иностранца, в премьер-лиге с этим будет попроще.

– В Бельгии тоже есть некоторые заморочки с этим – лимит на 11 иностранцев в команде, но для европейских игроков нет ограничений вообще. Поэтому у тренера огромная свобода в работе. Хотя нашей сборной помогает то, что наши игроки выступают за границей. Необходима золотая середина между воспитанием собственных игроков и степенью открытости для иностранцев. Мы живем в современном мире. Для меня два-три легионера недостаточно, а десять – слишком много. Так что пять-шесть – это хорошо. Эта тема индивидуальна для каждой страны: вот русские играют хорошо, но для развития им необходимо присутствие иностранцев, это как толчок для раскрытия собственного потенциала.

- Тарас Бурлак рассказывал мне, что вы часто разговариваете с игроками лично. Какая просьба была самой необычной?

– Странная вещь – это то, что я ни о чем не прошу. Они как бы на расстоянии от тренера и, кажется, вообще боятся разговаривать: высказать мнение, сказать, что думают на самом деле. Они думают, наверное: «Так, это тренер, и я ему ничего не могу говорить». Они всегда только кивают: «Да, тренер». Если спросить: «А что ты собираешься делать через год?», он ответит: «Зависит от вас, тренер». Что? Почему? Для меня это очень странно. Сейчас они уже начинают потихонечку раскрываться: «Хочу делать это, делать то», но, с другой стороны, они ждут указаний тренера и исполняют их. А я всегда пытаюсь узнать у игрока: «Это нормально? Ты думаешь, это правильно?», но они ничего не говорят. Думают и молчат. Штука в том, что они только и ждут наставлений тренера. И получается так, что я жду выводов от них, а они – от меня.

- Какие проблемы в российском футболе видит иностранный тренер?

– Знаете, я не вижу никаких проблем. У России есть потенциал и куча возможностей. Есть много негативных мнений вокруг российского футбола, поэтому я считаю, что главная проблема – отсутствие позитивного мышления. Сплошные жалобы, критика, но, чтобы прийти к успеху, необходимо быть более позитивно настроенным, должен быть другой подход. Поиск виноватых и перекладывание ответственности друг на друга ни к чему не приводит, а еще больше начинает беспокоить. Конечно, в конце сезона тренер должен предстать перед судом, отчитаться о работе, но не делать так: «Вот что плохого мы делали каждую неделю». Нужно искать возможности для улучшения.

- Россия – футбольная страна?

– Да. Но есть разница между атмосферой, которая царит, например, на итальянских и российских стадионах. Даже в Эмиратах люди приходят на футбол, в Самаре это 7-9 тысяч человек, но вокруг все следят за результатами, читают прессу, смотрят программы – интересуются футболом. Когда ты идешь в город, все думают о футболе, спрашивают. Так что Россия – футбольная страна, люди увлечены страстью. Если бы вы были чемпионами, то все было бы по-другому, но я вижу культуру игры и потенциал. У каждого свой путь. В Бельгии футбол – развлечение, мы приходим на стадион заранее, кушаем, выпиваем, встречаем знакомых. После игры еще два часа проводим на стадионе. Такая культура существует не везде.

- Вы бы ходили на российские стадионы с семьей?

– Да, почему нет? Сейчас есть много стадионов, у которых большая история, свой дух. Новые стадионы хороши комфортом, но не имеют прекрасной атмосферы. Но в целом и те и те – часть футбольной культуры, генерируют страсть.

Текст: Вячеслав Опахин, Мария Косова

Новости ФНЛ


Просмотров: 446 |

Комментариев: 0

avatar
Турнирная таблица
И О
23 46
1
Томь
23 44
2
Тамбов
23 39
3
Авангард
23 36
4
Краснодар-2
23 35
5
Спартак-2
23 35
6
Чертаново
23 35
7
Н. Новгород
23 35
8
Сочи
23 34
9
Луч
23 34
10
Шинник
23 33
11
СКА Хб
23 33
12
Мордовия
23 29
13
Факел
23 28
14
Ротор
23 28
15
Химки
23 25
16
Балтика
23 24
17
Армавир
23 23
18
Тюмень
23 17
19
Сибирь
23 8
20
Зенит-2
Вся таблица »

О сайте

В тот год, 2009-й, в нашем городе ...

Наш сайт с доменным именем fakelfc.ru стал местом общения в интернет-пространстве для тех болельщиков, которые не поддержали частный клуб бизнесмена, и которые пошли за Валерием Шмаровым и «Факел-Воронеж».

Связь с администрацией сайта по
E-mail: russkaja-mechta@yandex.ru
Нашли баг? Сообщите на
E-mail: support@elzavrn.ru

Из истории

Пробивать выезды в массовом порядке начали как раз в начале 80-х, причём в основном гоняли без помощи клуба. Самым популярным видом транспорта у фанатов были, разумеется, «собаки».

Кубок СССР по футболу 1/4 финала.

28 апреля 1984 года.
Воронеж, ЦСП. 28000 зрителей.
«Факел»-«Спартак»(Москва)2:0 (1:0).
Голы: В. Мурашкинцев(4), А. Минаев(88)