«ФАКЕЛ» - ЛЕКАРСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА


«Брехаловка» - место встречи воронежских болельщиков у Центральной трибуны стадиона. Великих футбольных стратегов и больших тактиков. В любую погоду, в любое время дня. Томительное ожидание до темна результатов тура, в дни, когда «Факел» играет на выезде. Нас, этаких футбольных «крейзи», никто никогда не понимал и не поймет до конца. Вечно путающихся под ногами на тренировках команды на базе, достающих вопросами о задачах клуба и новых приобретенных игроках...


Помню славную победу в Свердловске прекрасного ансамбля Полосина над «Уралмашем» в ноябре 1988 года, в пульке за выход в первую лигу. После бессонной ночи и утомительного перелета Свердловск-Москва-Воронеж, валясь с ног от усталости, я тем не менее на 120 автобусе помчался из аэропорта прямо на стадион. Была легкая метель и летавший со мной на этот выезд однокурсник по юрфаку и друг Валерий Анатольевич Яровой (ныне весьма уважаемая личность) спросил: «Ты что, заболел? Там никого нет».
А я знал, там ждут. Уже зная результат, ждут рассказа очевидца, ждут программок-сувениров.
И я не ошибся. Ежась на холоде, на стадионе стояло человек двадцать из нашего футбольного братства. И они знали, что я приеду. Не могу не приехать. Я сам всегда также ждал других, например, того же Валерия Кустова или Сергея Бабина, чуть ранее, после их выезда на матч с черновицкой «Буковиной». Ждал возвращения «Кабана» и Пети, «Димана», «Фантика» из футбольных городов и весей тогда еще необъятного Союза. Кто это поймет? Моей мечтой было написать о людях-легендах воронежского болельщицкого движения: Романе Кушнире, дяде Мише, Владимире Зайцеве, Вячеславе Смирнове («Шахматисте») и Иване («Сталинисте»), «Махаче» и многих, многих других. О людях с непростой судьбой, о клубе, в котором равны заслуженный артист России и грузчик и где разговоры идут не только о футболе, политике или искусстве, но и о философском смысле жизни.

Вообще какая-то карма есть у этого места сбора болельщиков, тянет их туда, как магнитом. И, присмотревшись к судьбам завсегдатаев «брехаловки» (или «бреховки», как ласково величает дядя Миша), с горечью констатирую, что у многих, к сожалению, не сложилась личная жизнь, и, быть может, именно на этом месте, некой мекке, ликвидируется дефицит общения и происходит очищение их душ.


Михаил Осипович Лавский, 86 лет, ленинградец, футболист довоенного питерского «Строителя», инвалид войны.
На всю жизнь в моей памяти он останется подтянутым, всегда в костюме с орденской планкой на груди и неизменным бадиком в руке. Милый и добрейший человек, для которого «Факел» — едва ли не главный смысл жизни. Вспоминаю, как на стадионах Кутаиси, Волгограда, Краснодара, Ворошиловграда, Ярославля, Смоленска и особенно Москвы, где в те времена после самого безобидного выкрика с места: «Факел»! - тебя могли выдворить со стадиона, а в лучшем случае следовало ласковое поглаживание дубинкой «констебля» поперек спины, дядя Миша яростно, грудью вставал на защиту молодых воронежских фанатов. И для многих он как отец...

И вот ноябрьское утро 1998 года. Промозглый, леденящий душу ветер и метель. В этот день решалось многое. Инициативная группа, среди которой был и дядя Миша, пришла к областной администрации, чтобы лично в руки Ивану Михайловичу Шабанову передать требования об отставке руководства «Факела», под которым стояли тысячи подписей воронежских болельщиков. Ждали больше трех часов, и все это время мы отправляли дядю Мишу погреться в машину. А он, упорно отмахиваясь от нас, все так же стойко вышагивал, опираясь на бадик, вдоль стен администрации.

Я смотрел на фигурку этого замерзшего, маленького, чуть сгорбленного и с виду тщедушного человечка, Человека с большой и светлой душой, и у меня, здорового и отнюдь не сентиментального мужика вдруг предательски застрял комок в горле, а на глазах пусть на секунду, но выступили слезы. И именно в тот момент я понял. Пока среди нас есть такие люди, как дядя Миша, футболу в Воронеже быть.
Беседу с этим человеком я и хочу предложить вашему вниманию.

—  Михаил Осипович, расскажите о себе. С чего началось ваше увлечение футболом?

—  Я родился в 1913 году в Ленинграде. Окончил 10 классов, затем училище по специальности мастер отделочных работ и вечернее отделение Ленинградского строительного техникума. С детства заболел футболом, что, впрочем, не удивительно. Ведь рос я около стадиона «Динамо» и там пропадал целыми днями. Видел на футбольном поле и Бутусова, и Дементьева, и вратаря сборной Соколова. То славное довоенное поколение питерских футболистов прошло перед моими глазами. Сам я вначале играл за училище, а потом был приглашен в команду мастеров — ленинградский «Строитель». В течение шести лет я выступал за сборную Ленинграда. Моим главным тренером был Филипов, игравший в свое время с Бутусовым за сборную Союза. Хороший тренер и прекрасный человек, он многому научил меня и в футболе, и в жизни. А вообще футбол я смотрю уже 75 лет.

— Потом война, фронт...

— Я ушел на фронт в 1941 году, защищать Ленинград. Воевал в царице полей — пехоте, прошел путь от Ленинграда до Берлина и закончил войну в составе 1 -го Белорусского фронта маршала Жукова.

— Знаю, вы были ранены, есть у вас боевые награды...

—Да, я трижды после ранений лечился в госпиталях. Подлечат — и опять на фронт. Награжден орденом Отечественной войны 1 -й степени, орденом Славы. А самые дорогие для меня, как представителя матушки-пехоты, солдатские медали «За отвагу». После тяжелого ранения я в 1945 году был на хозяйственной работе в Управлении военной администрации в Германии, где и встретил День Победы. Домой в Ленинград вернулся 18 ноября 1945 года. И, конечно же, при первой возможности пошел на футбол, только уже как болельщик. Играть сам после ранений я уже не мог.

— Дядя Миша, наверняка был какой-то самый для вас памятный эпизод за военные годы, тяжелые минуты, которые вам довелось пережить.

— Самые тяжелые воспоминания связаны с августом 1944 года. В Финляндии под Питкарантой мы попали в кольцо, в капкан окружения. Там было 1200 головорезов Маннергейма. Тридцать километров по лесу мы уходили из окружения, но почти вся рота -120 человек — навсегда полегли на болоте, потому что на сопках сидели пулеметчики и снайперы и вели перекрестный огонь. Чудом остался жив. Наш взвод обеспечивал прикрытие штабу, и удалось укрыться от огня в финских траншеях.

— Вам удалось воевать на территории многих государств?

—  Финляндия, Норвегия, Польша, Германия — по земле этих стран прошел в пехоте с боями.

— В каком воинском звании вы окончили войну?

— Я сержант, был помощником командира взвода (помкомвзвода), командиром отделения. Нам, прошедшим огонь и воду, приходилось брать командование на себя, потому что из училища приходили молодые, необстрелянные ребята, многие из которых навечно остались лежать в чужой земле.

—  Как сложилась ваша жизнь в послевоенные годы ?

— Вернувшись с фронта в Ленинград, я возглавил комплексную бригаду по отделочным работам. Мы восстанавливали дворцы и другие памятники архитектуры в Петродворце, Гатчине, в самом Ленинграде. А в 1947 году я уехал в составе правительственной Приморской экспедиции на Дальний Восток. Знакомый геолог переговорил по поводу моей кандидатуры с инженером-полковником Николаем Иосифовичем Маковеевым. Бывший начальник Всесоюзтрансп-роекта, он в те годы по приказу Сталина возглавил Центральную базу всех экспедиций  Работал я в составе экспедиции и в Советской Гавани, и в Комсомольске. Мы готовили для строителей данные по участку в 5000 км будущей ветки Комсомольск-Амгун-Ургал-Тайшет. Затем, вернувшись в город на Неве, я продолжил работу в Главленинградстрое на восстановлении дворцов.

— С вашей супругой вы познакомились в Ленинграде?

—Да, моя жена, Анастасия Ивановна, всю войну провела в блокадном Ленинграде, работала в военной пожарной команде. Мы прожили с ней долгую и счастливую жизнь. Она умерла в январе 1991 года, я остался один (детей у нас не было), и если бы не поддержка моих друзей Романа Кушнира, Владимира Зайцева, с которыми я уже больше тридцати лет, сидя рядом на трибуне воронежского стадиона, болею за «Факел», а ранее за «Труд», даже не знаю, выжил ли бы я. Эти люди спасают меня от одиночества, они моя опора и надежда. Да вот и племянник тоже не забывает, навещает.
А моя первая довоенная любовь вместе с маленькой дочкой погибли во время бомбежки в 1941 году. Это был первый налет немецкой авиации на Одессу. Рядом с домиком на Приморской (ныне ул.Старостина) находился порт, на который и был направлен основной бомбовый удар.

— Дядя Миша, а какими судьбами вы оказались в Воронеже?

—  В 1968 году мы обменяли свою ленинградскую квартиру на Воронеж. Здесь жили все родственники жены: два брата и три сестры. Да и сырой питерский климат сказывался на ослабленном ранениями организме.

— И с тех пор вы стали завсегдатаем нашего стадиона и одним из самых преданных поклонников воронежского футбола?

—  С 1968 года я в Воронеже не пропустил ни одного матча. Да что там в Воронеже! Сколько поездил по второй лиге еще за «Трудом». К слову, меня прекрасно знал покойный комментатор Владимир Семенович Затонский, сколько раз в других городах останавливались с ним в одних гостиницах и подолгу общались. А уж когда «Факел» вышел в первую лигу, я один из Вороежа поехал на выезд в Кутаиси. Как сейчас помню, наши проиграли 1:2, Каждый футбольный сезон я обязательно куда-нибудь ездил вслед за любимой командой. Как у инвалида войны II группы у меня был один раз в год бесплатный проезд на поезде и самолете. Обычно я выезжал сразу на две спаренные игры «Факела» в гостях: Симферополь-Харьков, Ворошиловград-Киев и тому подобное.

—  Какая самая памятная для вас победа «Факела» в гостях, которую довелось наблюдать?

—  Победа в Луганске (тогда еще Ворошиловграде) над местной «Зарей» 3:2. «Заря» тогда только покинула высшую лигу, и команда в Луганске была прекрасная. Какие имена! Заваров, Гамула, Игнатенко, Куксов. А вратарь какой! Ткаченко даже сам одиннадцатиметровые удары исполнял лучше иного форварда.

—  Знаю, что еще недавно вы ездили в Москву на матч «Локомотив» - «Факел».

— В 1997 году, когда «Факел» играл в высшей лиге. Правда, с годами все тяжелее даются такие поездки. А в Москву всегда езжу спокойно, потому что знаю: меня и встретят, и проводят до самого вагона. Просто в Москве, рядом с Павелецким вокзалом уже много лет живет наш воронежский болельщик Валерий Гайдуков. Ты его прекрасно знаешь. Я же его помню еще ребенком, он вырос у меня на глазах. Помню, все просил: «Дядя Миша! Привези мне программку с выезда». Славный и добрый человек, он всегда привечал не только меня, но и многих воронежских болельщиков, приезжавших в Москву на матчи с участием «Факела». Хоть он сейчас и москвич, но душа его принадлежит «Факелу», и каждое лето в отпуск он приезжает в Воронеж, приходит на футбол, да и меня часто проведывает. А из московских команд он симпатизирует «Локомотиву».

—  «Факел» образца какого года оставил наиболее яркие воспоминания?

— Очень нравилась мне команда в сезоне 1979 года. Папаев, Крестененко, Никонов, Васин — это были личности в футболе. А вообще Короткое и Папаев, по моему субъективному мнению, были в Воронеже футбольными Богами. Папаев на двадцать метров пас партнеру точно в ноги, словно рукой, закидывал. Высочайшая техника обращения с мячом, футбольная культура и интеллект— все было при нем.
И еще симпатичная команда была в 1983 году. Обязаны были выходить в высшую лигу, да, похоже, искусственно притормозили. Жаль. Добавь тогда к Лосеву, Савченкову, Минаеву, Пимушину и другим пару-тройку прилииных мастеров — и мы бы и в высшей лиге союзной не затерялись.

— А кто из тренеров за последнее двадцатилетие оставил наиболее яркий след своей работой у штурвала «Факела»?

—  Покойный Борис Евгеньевич Яковлев. Что бы ни говорили, он очень много сделал для создания прекрасной команды на рубеже 70-80-х годов. Да еще, пожалуй, Анатолий Федорович Полосин, увы, так мало проработавший в Воронеже.

— Дядя Миша, как вы прокомментируете падение-взлеты нашей команды в годах 90-х?

— Не хочется лишний раз ворошить прошлое, но, по моему глубокому убеждению предыдущему руководству по большому счету была безразлична турнирная судьба «Факела».

— Михаил Осипович, вы недавно выписались из больницы, но, глядя на вас, с трудом верится, что давно разменяли девятый десяток лет.

—Да нет, здоровье, конечно, уже не то. В 1990 году перенес тяжелую операцию. Поднял меня на ноги, к слову, старый болельщик «Факела», профессор, хирург Владимир Иванович Лозинский. Потом тяжелый удар —смерть супруги. И если бы не забота друзей, Романа и Володи, вряд ли ты беседовал бы сейчас со мной. Вот и 1999 год пришлось встретить в больнице, в Масловке. Но тосковать от одиночества не пришлось. Проведывали ребята из клуба любителей футбола, племянник, приезжал Роман Кушнир. А 31 декабря привезли мне в больницу фрукты, гостиницы от президента «Факела» Юрия Михайловича Батищева. Честно скажу, я хоть и не сентиментален, чуть не заплакал. Вымпел клуба, который мне от него передали, я повесил над своей больничной койкой в палате. И откуда Юрий Михайлович узнал, что я больнице?! Огромное спасибо, Юрий Михайлович, за заботу и внимание ко мне, старику!

— Кто на, ваш взгляд, является основными претендентами на выход в высшую лигу в этом сезоне? И что можете сказать о перспективах «Факела»?

— Пожалуй, это «Сокол», «Арсенал», «Рубин» и «Факел». Может вмешаться в борьбу «Балтика», а вот Смоленск вряд ли потянет. Ну а о Липецке даже смешно говорить, как о претенденте.
О «Факеле» скажу следующее. Работа главного тренера Нененко мне пока нравится. Игру он умеет поставить, это многие знают. Селекционная работа ведется на уровне: целенаправленно подбираются игроки на слабые позиции. Да и футбол команда, судя по отчетам в «Спорт-Экспрессе», показывает зрелищный. Если будет коллектив единомышленников - выйдем в «вышку» без вопросов, уж если не в этом сезоне, то в следующем точно. Игроки у нас опытные, по мастерству, никому не уступят по первой лиге. Хочу пожелать ребятам здоровья, фарта на футбольном поле и главного: чувствовать ответственность перед многотысячной армией воронежских болельщиков.

Владислав СЕМЕНОВ

Просмотров: 1219 |

Комментариев: 0

avatar
Турнирная таблица
И О
23 46
1
Томь
23 44
2
Тамбов
23 39
3
Авангард
23 36
4
Краснодар-2
22 35
5
Спартак-2
22 35
6
Чертаново
22 34
7
Сочи
22 32
8
Н. Новгород
22 32
9
СКА Хб
22 31
10
Шинник
22 31
11
Луч
22 30
12
Мордовия
22 27
13
Химки
22 27
14
Ротор
22 26
15
Факел
22 23
16
Тюмень
22 22
17
Балтика
22 21
18
Армавир
22 16
19
Сибирь
22 8
20
Зенит-2
Вся таблица »

О сайте

В тот год, 2009-й, в нашем городе ...

Наш сайт с доменным именем fakelfc.ru стал местом общения в интернет-пространстве для тех болельщиков, которые не поддержали частный клуб бизнесмена, и которые пошли за Валерием Шмаровым и «Факел-Воронеж».

Связь с администрацией сайта по
E-mail: admin@fakelfc.ru
Нашли баг? Сообщите на
E-mail: wdesign@fakelfc.ru

Из истории

Пробивать выезды в массовом порядке начали как раз в начале 80-х, причём в основном гоняли без помощи клуба. Самым популярным видом транспорта у фанатов были, разумеется, «собаки».

Кубок СССР по футболу 1/4 финала.

28 апреля 1984 года.
Воронеж, ЦСП. 28000 зрителей.
«Факел»-«Спартак»(Москва)2:0 (1:0).
Голы: В. Мурашкинцев(4), А. Минаев(88)